Аналитический клуб: анализ информации, управление, психология, PR, власть
Аналитический Клуб
 · О проекте
 · Полиси
 · Авторские Права
 · Правила анализа
 · Архив рассылки
 · Контакты
 · ФОРУМ
Библиотека
 · Общие материалы
 · А.Г.Степаненко
 · Что случилось 11 сентября?
 · Сталин и его время
 · Деградация РФ
 · Противостояние: ВОСТОК - ЗАПАД
 · Россия и Китай
 · Социальные кризисы
 · Военное обозрение
 · История и ее авторы
 · Легендарная эпоха
 · Площадь Свободной России
 · Разное
On-Line
 · Nucleus - бесплатные рассылки
 · Русский бизнес-клуб (РБК)
ШЭЛ
 · Дистанционное образование
 · Стоимость обучения
 · Наука лидерства
 · Лекции вводного курса
Счетчики
Общие материалы

Общие материалы

Беседы об экологии 3


- Что истребило бизонов, как не охота - так во многих учебниках по истории написано?

- Учебники лгут по той простой причине, что считают, что если одно явление предшествует другому, то оно является и его причиной. К тому же историки не знают динамики популяций. И, наконец (это самое главное), как и большинство людей вообще, историки не понимают простой истины, что не всякий отстрел - охота и что браконьерство это антипод охоты, а не ее разновидность. Даже в нашем законодательстве вместо «браконьерства» до сих пор говорится о «нарушениях правил охоты». Непонятно, почему «изнасилование» или «кража» - тогда уж «нарушения правил любовного свидания» или «нарушения правил использования чужой собственности». Различия-то одного уровня. Сколько лет кричим об этом - впустую.

Недавно даже одна дама-орнитолог написала, что фактором, ведущим к снижению численности двух видов гаг в России, является охота. И это при том что охота на все виды гаг в России запрещена с 30-х гг., что же ждать от непрофессионалов! Считать браконьера охотником все равно, что считать Чикатило Ромео, а любого арендатора - вором.

Рассмотрим историю с бизонами. Американцы очень любят разглагольствовать о своей «борьбе за Свободу» (именно так, с большой буквы). За какую свободу боролся Вашингтон? За свободу оставаться плантатором-рабовладельцем и уничтожать индейцев, чтобы расширять свои плантации. Это - основная цель и смысл создания бандитского, образованного беглыми из Европы сектантами и уголовниками, государства, именуемого США.

В XIX в., перейдя Аппалачи, они вышли в прерии и столкнулись с сильным сопротивлением освоивших к тому времени коня индейцев (до этого премий за скальпы индейцев, введенных пуританами Новой Англии и баптистами Массачусетса, хватало). Это случилось еще до массовой эмиграции честных тружеников из Европы (конец XIX-начало ХХ в.). Новоиспеченной и еще не закаленной в гражданской резне американской армии справиться с индейцами сразу не удалось. Было начато тотальное наступление всеми способами, вплоть до разбрасывания в прерии одеял из тифозных бараков.

Одновременно осознав, что бизон - стержень всей экономики и жизни прерийных индейцев, мудрецы из Вашингтона начали всеми силами стимулировать их массовый отстрел. Стрелки, имевшие на счету сотни бизонов, воспевались как национальные герои. Когда через прерию легли железные дороги, усиленно пропагандировался такой «спорт», как стрельба бизонов из окон идущих поездов. Численность бизона достаточно быстро снизили до нужного, то есть не способного обеспечить индейцев, уровня, после чего с индейцами справились.

Но тут новая беда - бизоны ходят по полям поселенцев и травят их. Фермеры отреагировали быстро. В разных штатах в одну прекрасную ночь бизоны обнаруживали, что все подходы к их водопоям перекрыты, а всюду по прериям на подходах скачут команды стрелков. Так штат за штатом очищали от бизонов. И очистили бы весь континент, если бы успели до того, как к власти в Белом доме пришел страстный охотник и отец американской государственной охраны природы Т.Рузвельт, который начал работу по охране и восстановлению вида.

- Это была государственная политика уничтожения индейцев, не имевшая ничего общего с охотой?

- У них не было ничего общего. Охота предполагает обязательное возобновление ресурса, иначе она немыслима - ни один охотник не хочет, чтобы он сам через несколько лет, его сын или внук лишился бы объектов охоты. Здесь же - бойня, предпринятая с политическими и экономическими целями. Нет в мире охотников, которые готовы убивать сотни животных, только для того, чтобы поднять свой престиж и вырезать десяток языков. Это - бандиты на службе бандитского государства и не более того.

В периоды вспышек природоочаговых заболеваний иногда применяют массовые отстрелы опасных в таких случаях животных, часто к ним привлекают и охотников, но при чем здесь охота? Тогда и затравки поселений песчанок в очагах чумы в пустыне или обработка американцами джунглей Вьетнама «оранжевым газом» тоже надо охотникам приписать. Конечно, передернув, можно назвать и таких людей охотниками. Но разве назовет кто-нибудь маньяка-человеконенавистника, разводящего боевых собак и пускающего их гулять на детскую площадку защитником животных, когда он бьет или травит псами отца ребенка, которого напугали собаки? Или старушку из моего двора, которая, выводя двух своих собак каждое утро, обязательно умышленно пускает их в песочницу на детской площадке и в ответ на замечания начинает бешено ругаться?

Что до фермеров, то с них и спрос не велик - любой крестьянин, не важно, на Орловщине, Нильщине, Оклахомщине или Амазонщине, во всем, что прямо не касается его угодий и его скота - хищник.

Достаточно вспомнить печальную историю среднерусских лесов после 1861, 1917 и 1991 гг. или их «милую» манеру всюду пускать весенние палы.

- Но и в наши дни бывают случаи, когда ведется охота на уничтожение?

- Если и ведется охота на уничтожение, как с волком, то в районах, где он не совместим с хозяйством (скотоводство) или нетерпим, как потенциальный очаг бешенства (зоны массового отдыха, особенно детского). В районах тайги, где нет оленных охотников, волка никто и никогда и не стрелял. Интересно, что европейцы часто ругают нас за охоту на волка, порою даже требуют ввести запрет. В ответ мы немедленно предлагаем им помощь в восстановлении их собственных популяций этого вида, которые они давно благополучно уничтожили или почти уничтожили.

Мы говорим, что готовы поставить животных в любом количестве, любого подвида, при любых поло-возрастных пропорциях для реакклиматизации, выявить наиболее перспективные для нее участки и т.п. Ответ всегда один - молчание. Ведь восстанови волка - и надо компенсировать крестьянам ущерб, вести эпидемический контроль популяции и т.д., и т.п. Ну, а мужества в перенесении трудностей ближнего у нас всегда достанет. В Англии шесть видов разрешены к отстрелу круглый год и без ограничений, это либо врановые, высокая численность (и высокий вред) которых обусловлена человеком, либо виды - акклиматизанты, численность которых достигла очень высокого уровня и поэтому они вредят, чаще всего сельскому хозяйству например - кролик.

Не только бизон, но и другие копытные и пушные животные Северной Америки так сильно пострадали потому, что добывали их не охотники, а хищники, желавшие сорвать куш, а потом осесть на ферме или даже сколотить плантацию. И правительство им способствовало, так как эта политика подрывала экономику индейцев и упрощала оттягивание у них земли. Кстати, осев на земле, они через поколенье превратились в довольно культурных охотников. Те же процессы идут и в других местах - «героическое освоение целинных и залежных земель» чуть не прикончило журавля-красавку, сурков и других степных животных. Но уже дети освоителей, относясь к этой земле как к своей, охотились, но беспределом не занимались, и численность большинства степных видов пошла вверх.

- Вы хотите сказать, что планомерное истребление животных фермерами также не имеет ничего общего с охотой?

- Верно. Чисто охотничьи народы - эвенки, орочи, многие индейские племена охотились тысячелетиями - и ни одного исчезнувшего вида. История с соболем - следствие его уникального экономического положения - им выплачивался ясак и им кормился черный пушной рынок.

Бобра в Европе погубили не охотники, а крестьяне, вырубавшие приречные леса и т.д., и т.п. Наиболее развитым в Европе считалось охотничье хозяйство Чехословакии - и именно там была максимальная численность животных.

Еще один пример, который навязывают противники охоты - странствующий голубь. Приводятся шестизначные цифры добычи и затем - мгновенное исчезновение. Но именно моментальное исчезновение и говорит о том, что дело не в добыче. В случае перепромысла популяция довольно постепенно снижает численность, она долго имеет небольшие реликты.

Правда, здесь нередко пишут и об уничтожении гнездовых колоний. Но, например, белощекая казарка в Европе в последнюю четверть века дает почти 20-ти кратный рост численности. А вот в самой крупной известной ее колонии - на полуострове Канин - ежегодно поморы забирают все яйца первой кладки, но колония продолжает, тем не менее, расти! Да и разрушали колонии не охотники, а фермеры, так как голуби, естественно, кормились на полях.

Посмотрим на очень похожий, правда, без фатального исхода, на "странствующего голубя" случай. До 60–х гг. ХХ в. самой многочисленной уткой средней и северной тайги Восточной Сибири и Дальнего Востока был чирок-клоктун. На пролете на оз. Ханка его летело столько же, сколько и всех остальных уток. И вдруг в 1965 г. он здесь просто исчез. Сейчас он в Красной книге, численность вида к концу сезона линьки и размножения не превышает 40-50 тыс. особей, а в 1963 г. такое количество клоктунов учтено на Ханке всего на участке в 25 кв. км. Конечно, и сейчас кое-кто старается списать грех на охотников (вали волку на холку!). Но вот что интересно. Очень близкий, живущий на тех же водоемах, летящий теми же путями и зимующий на тех же рисовых полях и потому точно так же добываемый чирок-свистунок не обнаружил никаких тенденций к снижению численности в это же время. Вместо того чтобы честно сказать «Не знаю и не понимаю, в чем дело» и сформулировать задачу для решения проблемы, многим легче искать козлов отпущения. На деле, видимо, имело место какое-то внутрипопуляционное явление - например, эпизоотия.

Думаю, что-то подобное произошло и со странствующим голубем, но ведь проблему никто серьезно не анализировал. Как в Средние века достаточно было довести мысль до цитаты из Библии или Аристотеля, при социализме - до одного из трех Основателей или действующего Генсека - и истина доказана, так и у нас многим кажется, что слова «антропогенный фактор» объясняют все и дальше можно не копаться. Кстати, так дело обстоит не только с охотой, любое падение численности или сокращение ареала - «антропогенный фактор», наоборот - «природоохранные усилия». Краснозобая казарка сейчас (как и все наши гуси, кроме сухоноса) - в благоприятной ситуации. Впервые на нашей памяти она расширила ареал - заселила Западную Якутию. И опять - «природоохранные усилия». Но эта часть популяции летит зимовать в Китай, где никаких этих самых усилий нет, а для деревенского китайца любая птица - просто кусок столь желанного мяса, только в перьях, с соответствующими последствиями.

Последние 20 лет степи получают больше воды, их травостой мощнее, и в основном полупустынный черный жаворонок отступает из северной части ареала, но и тут ищут «антропогенный фактор».

- Каким образом охотничьи хозяйства осуществляют природоохранную деятельность?

Они борются с браконьерами и палами, не отдают свои земли под коттеджи т.п., не позволяют рыбакам в своих зонах воспроизводства болтаться в гнездовое время и т.д., и т.п. Закрой охоту - этот бастион рухнет, ведь его содержат охотники. Вы когда-нибудь видели книжку о содержании кошек или собак, где приводились бы правила минимизации вреда от этих животных природе и людям? А ведь в каждом охотничьем справочнике это - обязательный раздел.

Запрет охоты уведет из угодий охотников, а так как свято место пусто не бывает, их заполнят браконьеры. Таджикистан в 50-х гг. закрыл на пять лет всю охоту, такой вспышки браконьерства и такого массового избиения дичи мир не видел.

Конечно, запрет на охоту не исправит всей ситуации; она вывихнута во многих местах. Перестали убивать - вспыхнуло бешенство. Поля и дороги преобразовали природу, исчезли многие механизмы нормальной регуляции численности животных - у нас лиса в большинстве районов большой вспышки численности не даст - ее волк контролирует, а в Европе это - обычное дело.

С другой стороны многие природно-очаговые заболевания типа чумы - естественные механизмы регуляции популяций. Да вот беда - не можем мы допустить вспышек там, где живет человек.


- По каким же учебникам мы будем учить азбуку экологии? По тем, которые предлагают государственный монополизм и корпорации?

- Я выучил эту азбуку, отработав более 40 лет непосредственно в природе, занимаясь экологией животных, и выводы делаю из этого опыта. Как раз начинал-то я практически с тех же убеждений, которые зеленые декларируют сейчас. Скажу, что я знаком с большинством авторов учебников и программ. Если бы все "защитники животных" вместе взятые сделали бы хотя бы 1% того, что сделал каждый из этих людей, мы бы жили в абсолютно других условиях.

Дело далеко не только в том, что мы загрязняем. Нас просто много. Именно массой и ее последствиями - полями, дорогами и т.п. мы, прежде всего, "приручили природу" и потому за нее в ответе. Кроме того, не так все просто и в природе. В начале 80-х гг. 2/3 Сихотэ-Алиня еще были вполне в приличном состоянии. Но люди, проповедовавшие идеи зеленых, получили влияние в управлении Приморского края. Нас крайне беспокоила ситуация с кабаном. Численность его росла, так как подряд несколько лет были малоснежные зимы и хорошие урожаи то кедра, то дуба. Мы настаивали на росте добычи. Естественно, сделали наоборот - ее каждый год сокращали.

Неизбежная катaстрофа дала последствия:
1. За зиму вымерло от эпизоотии 85% популяции кабана, болезнь перекинулась и на домашних свиней.
2. Возобновление дуба не шло в лесах не менее 3 лет - спросите у лесоводов, что это значит.
3. Амурский тигр остался без корма и стал выходить на окраины городов и поселков, охотится за собаками, что естественно, увеличило количество агрессивных контактов с людьми. Из популяции всего в 120 особей за 4 года было (только по протоколированным данным) уничтожено 15 особей этого редчайшего подвида.

Бешенство, чума, клещевой энцефалит, тулюремия и т.п. - естественные компоненты природных экосистем, а не порождение цивилизации. Вопрос в том, согласны ли люди платить жизнями своими и своих детей (первыми жертвами в очагах природных болезней почти всегда становятся дети) за "невторжение" в природу?

Наконец, последнее и самое важное. Зеленые полагают, что действуют по зову сердца и уж ими-то никто не манипулирует. Увы, я убежден в противоположном, так как прекрасно знаю, сколько платят фирмы по производству искусственного меха, заменителей кости и рога и т.д., и т.п. на соответствующую пропаганду. Ладно, пусть каждый из нас верит, что он прав. Но посмотрим последствия. Конечно, «разум возмущенный» «кипит», читая о том, что охотники за одно сафари убили 200 антилоп, 40 гиппопотамов, 30 носорогов и 25 слонов (хотя такое было возможно лишь лет 40 назад). Но вот беда - любой человек, знающий азбуку этого дела (т.е. динамику популяций) и не подверженный дешевой пропаганде корпораций, наживающихся на заменителях кожи, меха, рога, кости и т.п., знает, что эти цифры имеют какое-то значение лишь для популяций с численностью менее 2 тыс. особей или около того. Численность же перечисленных видов на один-два (иногда и больше) порядка выше.

Снижение численности и даже вымирание видов повсюду связано не с ружьем, а с мотыгой и плугом. Пампы Ю.Америки, степи Австралии, полупустыни Сахеля животных не потеряли - там процветает скотоводство. И это несмотря на то, что любые пастухи в мире - едва ли не самые заядлые браконьеры, они в этом отношении куда более активны, чем земледельцы, за исключением вечных революционеров - французов и итальянцев. Но как только появляется земледелец, для животных места не остается.

Увы, саванны Африки устроены иначе, чем полупустыни - здесь земледелие возможно. Пока здесь доминировали скотоводы (ватусси и т.п.), все было нормально, но после ухода белых многочисленные земледельцы просто вырезали скотоводов (в который раз Каин убил Авеля? - но он не боится за последствия - историю-то писать будет он) и заняли все земли.


Вегетарианство

- Вегетарианство - тема нынче популярная. Люди гордо говорят: «Я никого не ем», но что за этим стоит. Действительно ли можно «никого не есть» в нашем мире?

- Настало время поговорить о вегетарианстве всерьез. О нем много пишут, но никто не анализирует его действий и последствий. Достаточно проследить исторические корни, хотя и этого почему-то никто не делает. В доколониальную эпоху призывы к вегетарианству исходят либо из бассейна реки Ганг (от великих индийских учителей, начиная с царевича Гаутамы), либо из очень узких, явно маргинальных группировок монашества (св. Франциск и т.п.). Причем в последнем случае они сторонников практически не находят и быстро проигрывают борьбу с конкурентными течениями (победа конвенктуалов и т.п.).

Нигде севернее тропика Рака и южнее тропика Козерога о вегетарианстве до конца XIX в. никто, кроме монахов, и не слышал. В тех же районах между тропиками, где оно отмечалось (всегда в поясе экваториальных гилейных лесов или на некоторых островах), он носит явно вынужденный характер. Здесь при малейшей возможности животная пища крайне желанна (почитайте такого явного предтечу движения защиты животных как Д.Ливингстон, послушайте соотечественников, побывавших в сельских местностях Индокитая и т.п.).

- Но ведь были же и проповедники вегетарианства?

- Отдельные проповедники вегетарианства - горожане (например, Г.Торо - замечательный писатель и гуманист, но абсолютно безграмотный в биологии человек) жили 1-2 года за счет своего огорода, а затем перебирались в города, но и живя на огороде много чего покупали в лавках - чай, сахар, соль и т.д., и т.п. (впрочем, без бекона он и на огороде не жил).

- Как же объяснить непопулярность идеи вегетарианства в те времена?

- Каждый, у кого не «кипит разум возмущенный», невольно спросит - почему?

Да в общем-то ясно. Для строгой вегетарианской диеты необходимо, помимо самой растительной пищи, минимум еще две важные составляющие. Во-первых, богатство солей, причем не только поваренной, но и многих других (то, что экологи и врачи называют микроэлементами), которые человек обычно получает с мясом и рыбой. Во-вторых, специи. Если этих составляющих нет, скоро возникает резкая потеря аппетита, слабость, апатия (читай описания туземцев в гилеях экваториального пояса, вспомни наши требования к вьетнамским пилотам обязательно целиком съедать наш летный паек и т.п.).

- Но ведь в бассейне Ганга вегетарианцы существовали?

- Бассейн Ганга уникален в тропическом поясе - там есть и то, и другое. Богатство вод региона различными солями просто потрясает любого, знакомого с геохимией ландшафта (еще бы - ведь выше по течению - Гималаи и Тибет), а обилие во флоре пряных видов - ботаников. Но нигде больше такого благоприятного сочетания условий нет. Даже в Индостане, даже те же арии, оставшиеся в бассейне Инда, ушедшие на плоскогорья Декана или расселившиеся по тропическим побережьям, сами этого учения никогда не проповедовали. Судя по текстам Ригведы, арии не знали этого учения и до проникновения в бассейн Ганга. А та (довольно небольшая) их часть, которая сейчас им следует вне бассейна Ганга, приняла их после объединения Индии Маурьями, затем опять в большинстве потеряла эти верования, затем вновь обрела их после объединения страны англичанами, то есть, держится их в эпохе, когда межрегиональная торговля процветает.

- В таком случае, как же объяснить победоносное шествие идеи вегетарианства в наши дни?

- Вдруг с конца XIX века - неожиданные победы вегетарианства среди городского населения наиболее богатых стран. Почему вдруг горожане, наблюдающие природу лишь в скверах и не способные отличить ворону от ворона, вдруг так возлюбили животных?

Вот и ответ. Современное вегетарианство - для тех, кто считает, что продовольствие происходит из магазина и не желает думать ни о чем, кроме своих эмоций и вкусов. Подогревают его и фармацевтические корпорации, торгующие самыми различными «витаминными добавками», йодированной солью, «очищающими технологиями» и т.д., и т.п., и «банановые империи» и т.п.

- Значит, вегетарианство - это инициатива городского населения?

- Да. И понятно, богатые солями продукты и пряности горожане всегда могут купить в магазине. Но откуда это сопровождение фейерверком трескотни о «любви к животным», «гуманизме» и т.п. Да потому, что это - чистые горожане, не знающие не только природы, но и сельского хозяйства. Ведь о крестьянах - сторонниках вегетарианства - можно узнать только из брошюрок пропагандистов этого учения, в природе их никто не видел. Думать, что, потребляя огородные овощи, ты не участвуешь в «сдирании шкуры» может только тот, кто ничего не понимает в сельскохозяйственном производстве. Для возделывания сельхозкультур, особенно огородных и картофеля, необходим навоз. Характерно, что до коллективизации уровень достатка конкретного крестьянского хозяйства в России обычно оценивался числом подвод навоза, которое хозяин мог вывести на поля и огород. Зимой держать большую массу скота невозможно, никаких кормов не хватит, - вот и осенний забой на мясо. Но основное назначение скота в крестьянском хозяйстве (кроме дойной коровы) - поставка удобрений для возделывания того, что вы едите, лаская свои эмоции, связанные с неубиенством. Но все равно на Покрова их режут, шкуры сдирают, а мясо едят, в чем же неубиенство состоит?

- Выходит, что вегетарианство - дело личного вкуса, и только?

- Если вы хотите и можете (не в любом климате и не при любом труде это возможно) быть вегетарианцем - Бога ради, каждый может следовать своим вкусам. Но при чем здесь гуманизм, добродетели т.п.? И уж тем более непонятно, почему другие должны следовать вашим эмоциям и вкусам, а не вы - их убеждениям, ведь вы же тоже убиваете, только чужими руками. Конечно, вы этого из своей городской квартиры не видите и узнавать не хотите, но со времен римского права принцип «незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение» ни кем не оспаривается.

- Поскольку сторонников вегетарианства достаточно много, оно сейчас является реалией, с которой мы не можем не считаться. Каковы последствия того, что мир начинает следовать заветам вегетарианства?

- Меня бросает в холодный под от одной мысли, что человечество станет вегетарианским. При современном уровне техники исчезновение спроса на мясо немедленно положит конец степям, полупустыням, тундрам. И никто никогда не увидит как 15-тысячное стадо сайгаков или северных оленей форсирует реку, как расхаживают по степи выводки журавлей-красавок, и многое другое. Это уже происходит сейчас - в Африке, где растут плантации ванили, сахарного тростника, бананов, хлопка, перца, арахиса и т.д. и т.п. Вместе с фермерами и мы, потребители сельхозпродукции – вот истинные губители животного мира тропиков.

Мы в Африке покупаем не продукты животноводства - там их трудно хранить, да и у нас им конкурентов навалом (производители искусственных меха и кожи, пластмасс и т.д.), а именно земледелия - вот и демографический взрыв в Африке, вот и гибель массы животных - для них просто нет места. В других местах творится тоже самое, что и в Африке, просто это менее заметно.

- То в Африке, а, может, в Европе по-другому?

- Уверяю вас, везде картина одна. Когда зеленые в Нидерландах добились запрета охоты на бекаса (далеко не последнюю роль сыграли тамошние хорошо организованные и весьма агрессивно настроенные вегетарианцы), он немедленно перестал зимовать в этой стране, стал улетать южнее и попадать под ружья самых страшных браконьеров Европы - французов. Погибло множество животных - обитателей болот (но о них «неубиенцы», вегетарианцы и прочие им подобные как всегда, конечно, и не подумали - их вечный девиз «что думать, трясти надо»). Конечно, знающие экологи протестовали, но разве за воем и визгом (как всегда в таких случаях особо активны были дамы) фанатиков когда-нибудь кто-либо слышит голос разума? «Неубиенцы» тут же организовали в прессе их травлю, людей сделавших очень много в деле охраны природы и уважаемых всем миром объявили врагами природы.

- Почему же бекас стал улетать, когда на него прекратили охотиться?

- Да очень просто. Земля в этой стране крайне дорога и крестьяне не осушали болота только потому, что за право охоты на них охотники, естественно, платили. Как только охоту закрыли, доходы исчезли, и было осушено и распахано более двух третей болот в течение всего 2 лет, и этот процесс отнюдь не останавливался на достигнутом «прогрессе». «Неубиенная» пресса, столь громко трубившая о своей победе после запрета, об этом скромно молчала и молчит до сих пор. Сейчас правительство за огромные деньги выкупает осушенные участки у фермеров и вновь заболачивает их - это необходимо как с точки зрения сохранения живой природы, так и устойчивого существования сложнейшей водной системы Нидерландов. Вегетарианцы и неубиенцы победили, а платить должен весь народ. О мелочах типа миллионов особей болотных животных и растений, бездарно погубленных неубиенцами и говорить нечего. Перед экологами, предсказывавшими последствия и облитыми грязью «неубиенцами», конечно, никто - ни сами неубиенцы, ни кормившиеся за их счет журналисты, ни пробивавшие в парламенте их предложения политики - даже и не подумали извиниться. Зато тамошние неубиенцы на полном серьезе считают, что, что они гуманны и их совесть чиста и о последствиях своих деяний не думают - эмоции, «чувство сострадания», конечно, важнее миллионов загубленных жизней - ведь, в силу своей чудовищной безграмотности, их даже не замечали.

Одним словом - тотальная победа воспеваемого «неубиенного гуманизма». Уж очень все это похоже на «бомбардировки с гуманитарными целями». Похоже, таков «гуманизм» на грани тысячелетий.

- Возможно, интерес к вегеарианству объясняется дешевизной подобного образа питания?

- Как прекрасно знают вечно старающиеся похудеть женщины, диета - дело очень дорогое. Вегетарианство в современных богатых городах - еще дороже, особенно не для вегетарианцев, а для животных и для природы в целом. В этих условиях борьба с охотой является таким же лекарством, как курение в борьбе с раком легких. Бороться надо не с синдромом, а с болезнью. Вот этим мы и занимаемся. В результате там, где, например, развит охотничий туризм (о чем сильно печется современная охрана природы - это называется альтернативное природопользование), животный мир цел, сохраняются леса, а где процветают «неубиенцы», вегетарианцы, «защитники животных» и им подобные, кроме кошек и собак никого, крупнее крысы, не встретишь, ведь всю страну занимают плантации. Вопрос - кто же убийца?

- Чем плох отказ от кожи и мехов? Согласитесь, что немаловажен моральный аспект этого решения.

- Тот, кто ест мясо, носит естественные меха, пользуется естественной кожей и костью, стимулирует сохранение живой природы, ведь эти доходы идут на поддержание не конкурентоспособного сохранения природы. Тот, кто действует наоборот - стимулирует ее уничтожение, так как финансирует вырубки и распашки. Можно иметь какие угодно этические убеждения, но данный факт все равно останется в силе.

livejournal.com
Дата опубликования: 20.02.2007


Понравилась статья?

Размести ссылку на нее у себя в блоге или отправь ее другу
http://analysisclub.ru/index.php?page=schiller&art=2489"

Семинары

ВЕСЕННЯЯ АКЦИЯ ШЭЛ


Предзаказ записей
семинаров


3-4 июня в Санкт-Петербурге
МАГИЯ БЕЗ МИСТИКИ:
коллективное бессознательное
 и управление реальностью
семинар Е.В.Гильбо


10 июня МОСКВА 
БИОЭНЕРГЕТИКА:
рефлексотерапия своими руками
практический семинар Е.В.Гильбо


11-12 июня МОСКВА 
УСПЕШНЫЙ БИЗНЕС
И ЖИЗНЕННЫЙ УСПЕХ

в эпоху мирового кризиса
семинар Е.В.Гильбо


10 июня НОВОСИБИРСК 
СТАЛЬНЫЕ ШПИЛЬКИ 

11 июня НОВОСИБИРСК 
СТАЛЬНЫЕ ЯЙЦА


26-31 августа
СМОЛЯЧКОВО(С-Петербург)
летний лагерь КЭЛ
ВОСХОЖДЕНИЕ В СИЛУ:
искусство быть везучим

30 последних статей
01.06.2014
Кто с кем и за что воюет на Украине?
22.02.2014
Лев Гумилёв и Министерство обороны СССР
30.01.2013
Карта дня: Антисемитизм в Германии «передаётся по наследству»
10.01.2013
"Шведская" семья идеальна для здоровья
26.11.2012
Берия
26.08.2012
Ваучер: 20-летие жёлтого билета
13.08.2012
Государство диктатуры люмпен-пролетариата
06.08.2012
Исповедь экономического убийцы
20.06.2012
К программе Нетократической Партии России
11.06.2012
Дело Тухачевского
15.05.2012
Скандинавский социализм глазами норвежца
23.04.2012
Речь Андреаса Брейвика на суде
30.01.2012
Измена 1941 года
28.12.2011
М. Делягин. Глобализация -16
27.12.2011
Постиндустриальное общество (выдержки из книги Иноземцева) №18
26.12.2011
Россия на перепутье – 14
25.12.2011
Первый после Бога
25.12.2011
Частные армии
25.12.2011
О философичности российского законодательства и неразберихе в умах
23.12.2011
Мифы совкового рока
23.12.2011
Аналитики о перспективах России
23.12.2011
Территориальные претензии Финляндии к России
22.12.2011
Марго и Мастеришка
22.12.2011
По следам маршей
22.12.2011
Смерть нации
22.12.2011
Война судного дня
21.12.2011
Новое Утро Магов
21.12.2011
М. Делягин. Глобализация -15
20.12.2011
Путин как лысая обезьяна
20.12.2011
Перес помогает антисемитам переписывать историю Холокоста


Аналитический Клуб - информационный анализ и управление
[информация, психология, PR, власть, управление]


Copyright © Евгений Гильбо 2004-2017
Copyright © Алексей Крылов 2004-2017
тех. служба проекта

time: 0.0126690864563