Аналитический клуб: анализ информации, управление, психология, PR, власть
Аналитический Клуб
 · О проекте
 · Полиси
 · Авторские Права
 · Правила анализа
 · Архив рассылки
 · Контакты
 · ФОРУМ
Библиотека
 · Общие материалы
 · А.Г.Степаненко
 · Что случилось 11 сентября?
 · Сталин и его время
 · Деградация РФ
 · Противостояние: ВОСТОК - ЗАПАД
 · Россия и Китай
 · Социальные кризисы
 · Военное обозрение
 · История и ее авторы
 · Легендарная эпоха
 · Площадь Свободной России
 · Разное
On-Line
 · Nucleus - бесплатные рассылки
 · Русский бизнес-клуб (РБК)
ШЭЛ
 · Дистанционное образование
 · Стоимость обучения
 · Наука лидерства
 · Лекции вводного курса
Счетчики
Общие материалы

Общие материалы

РАССУЖДЕНИЕ О ТОРГОВЛЕ АНГЛИИ С ОСТ-ИНДИЕЙ


ТОМАС МАН
РАССУЖДЕНИЕ О ТОРГОВЛЕ АНГЛИИ С ОСТ-ИНДИЕЙ ОТВЕТ НА РАЗЛИЧНЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ ОБЫЧНО ДЕЛАЮТСЯ ПРОТИВ НЕЕ
THOMAS MUN
A dicsource оf trade from England to the East-Indies answering to-divers objections which are usually made against the same

1621
Торговля товарами является не только похвальной практикой, которая так достойно осуществляет общение между ; народами, но и, как я бы сказал, поистине пробным камнем процветания государства, если только при этом заботливо соблюдаются известные правила.
Рассматривая хозяйство частных лиц, мы можем считать, что только тот человек процветает и богатеет, который, имея больший или меньший доход, соответственно соразмеряет свои расходы; он может в таком случае ежегодно производить сбережения для своего потомства.
То же происходит в тех государствах, которые с большой заботой и бережливостью стараются продать больше своих отечественных товаров, чем ввозят и потребляют иностранных товаров; ведь вследствие этого остаток несомненно возвращается к ним в виде денег. Но если вследствие легкомыслия и расточительности поступают иначе, чрезмерно тратят свои и чужеземные товары, то необходимо вывозить деньги, как средство оплаты этих излишеств; и так, из-за распущенного образа жизни, многие богатые страны крайне обеднели.
Поэтому трудолюбие, которое увеличивает богатство, и бережливость, которая его сохраняет, являются поистине верными стражами богатства государства даже в тех случаях, когда сила и боязнь королевских запретов не в состоянии удержать его.
Совершенно ясно, что в ввозе иностранных товаров всегда должна быть соблюдаема известная пропорциональность, точно также необходимо учитывать их качество и назначение.
Так, например, нужно отдавать преимущество предметам первой необходимости, каковы пища, одежда и припасы для войны и торговли, изобилие чего является великим благословением для страны. На следующем месте за ними должны стоять товары, нужные для здоровья и ремесел, и наконец на последнем - те, которые служат для удовольствия и украшения.
Поскольку провидение одарило Английское королевство изобилием дорогих товаров, которыми оно долгое время пользовалось в различных государствах Италии и, наконец, в последнее время- во Французском королевстве и в Соединенных Штатах Нидерландов.
Теперь перейдем к торговле бумажными тканями различных сортов, которой недавно стали заниматься англичане. Хотя и нельзя наверное сказать, что эти товары выгодны вообще для христианского мира (так как они вырабатываются неверными и большей частью потребляются христианами), однако, не взирая на это, эти товары также чрезвычайно полезны, в особенности для нашего государства.
Они полезны не только для увеличения торговли с соседними странами, но еще и потому, что очень снижают чрезмерно высокие цены на батист, голландское полотно и на другие льняные ткани, которые ежегодно ввозятся в это королевство на очень большие суммы денег.
Этого достаточно для доказательства необходимости потребления индийских товаров. Дальше я изложу способы и средства их ввоза в Европу.
Те, кто думает, что ост-индская торговля с Европой началась только с открытием морского пути мыса Доброй Надежды, ошибаются. 4 Ведь за много лет до этого времени торговля этих стран шла таким образом: морским путем из различных частей Индии товары доставлялись в Мошу на Красном море и Бальзеру в Персидском заливе.
Из обоих этих мест товары (с большими расходами) перевозились по суше турками на верблюдах в течение 50 дней пути до Алеппо в Сирии и Александрии в Египте. Они являются рыночными городами, из которых как турецкие, так и христианские купцы развозят эти товары по морю в различные страны Европы.
На этом пути общий враг христиан (Турция) был хозяином торговли, которая давала занятие и обогащала ее подданных, а также наполняла денежные сундуки их таможен пошлинами, которые они взыскивали в очень высоком размере.
Но, промыслом всемогущего бога, открытие морского пути в Ост-Индию через мыс Доброй Надежды (теперь так часто используемого англичанами, португальцами и голландцами) не только привело к упадку торговлю между Индией и Турцией в Красном море и в Персидском заливе, к бесконечному ущербу для них и к большому росту христианской торговли, но создало еще и дальнейшие благоприятные условия для христианского мира вообще, в особенности же для Английского королевства, для продажи большого количества английских товаров; и вообще для вывоза меньшего количества серебра. Его вывозится теперь ежегодно из Европы к неверным на многие тысячи фунтов меньше, чем это делалось в прежние времена, и я докажу это более ясно нижеследующим.
Во-первых, необходимо выяснить количества пряностей, индиго и персидского шелка-сырца (которые ежегодно потребляются
Европой) и по всем видам принять в соображение цену, с расходами погрузки этих товаров на борт кораблей из Алеппо, и сравнить с теми же товарами, как они обычно отправляются из портов Ост-Индии. Отсюда станет ясной выгода ост-индской торговли, против которой многие выступают, особенно наши земляки, под предлогом интересов государства. Либо по незнанию, или вследствие враждебного отношения, они не только сильно сами ошибаются, но и побуждают других препятствовать насколько возможно тому, что служит славе и благополучию этого королевства. Я перейду теперь к вопросу о количестве и ценах вышеназванных товаров, во-первых, в Алеппо.


В АЛЕППО
Шесть миллионов фунтов перца, считая по два шиллинга за фунт, стоят шестьсот тысяч фунтов стерлингов. Четыреста пятьдесят тысяч фунтов гвоздики, по четыре шиллинга девяти пенсов фунт, стоят сто шесть тысяч восемьсот семьдесят пять фунтов десять шиллингов. Сто пятьдесят тысяч фунтов мускатного цвета, по четыре шиллинга девять пенсов за фунт, стоят там тридцать пять тысяч шестьсот двадцать шесть фунтов. Четыреста тысяч фунтов мускатного ореха, по два шиллинга четыре пенса за фунт, стоят сорок шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть фунтов тринадцать шиллингов четыре пенса. Триста пятьдесят тысяч фунтов индиго, по четыре шиллинга четыре пенса за фунт, стоят семьдесят пять тысяч восемьсот тридцать три фунта шесть шиллингов восемь пенсов. Один миллион фунтов персидского шелка-сырца, по двенадцати шиллингов за фунт, стоит шестьсот тысяч фунтов. Вся сумма составляет 1465 001 фунт 10 шиллингов. Рассмотрим теперь цены тех же товаров л том же количестве и того же качества при покупке и погрузке.


В ОСТ-ИНДИИ
Шесть миллионов фунтов перца стоят, по два с половиной пенса за фунт, шестьдесят две тысячи пятьсот фунтов. Четыреста пятьдесят тысяч фунтов гвоздики, по девяти пенсов за фунт, стоят шестнадцать тысяч восемьсот семьдесят пять фунтов.
Сто пятьдесят тысяч фунтов мускатного цвета, по восьми пенсов за фунт, стоят пять тысяч фунтов. Четыреста тысяч фунтов мускатного ореха, по четыре пенса за фунт, стоят шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть фунтов тринадцать шиллингов четыре пенса. Триста пятьдесят тысяч фунтов индиго, по четырнадцать пенсов за фунт, стоят двадцать тысяч четыреста шестьдесят фунтов двенадцать шиллингов четыре пенса. Миллион фунтов персидского шелка-сырца, по восьми шиллингов за фунт, стоит четыреста тысяч фунтов Вся сумма составляет пятьсот одиннадцать тысяч четыреста .пятьдесят восемь фунтов пять шиллингов восемь пенсов (511458 фунтов 5 шиллингов 8 пенсов).
Из существа вопроса и из приведенных расчетов вполне выясняется, что покупка указанного количества шелка-сырца, индиго пряностей может быть произведена в Индии примерно за третью часть наличной монеты, которая обычно за ото уплачивалась Турции.
Тем самым сберегаются каждый год девятьсот пятьдесят три тысячи пятьсот сорок три фунта четыре шиллинга четыре пенса наличной монетой, которая раньше вывозилась из христианских стран в Турцию. Это является делом такого значения и имеет такие последствия, что даже кажется невероятным, пока все обстоятельства должным образом не взвешены. Для того чтобы не оставалось сомнений, необходимо выяснить некоторые частности.
Отнюдь не следует думать, будто бы большая выгода, о которой мы говорили, поступает исключительно купцам в качестве барыша. Христианские государства получают от этого тоже очень большую выгоду в виде дешевизны товаров, как мы покажем (с божьего соизволения) в надлежащем месте.
Во-вторых, время ожидания торговцами возврата капитала и процентов по нему очень велико. Расходы по перевозке и страховке значительно больше. Иными словами, расходы на корабли, жизненные припасы, заработную плату моряков и торговых агентов много больше, чем при поездке в Турцию. В виду этого отмеченная нами прежде большая разница в ценах должна быть отнесена к этим .особенностям. Мы должны заметить к нашему удобству, что материалы королевства и применение труда его подданных (вместо наличной монеты) являются очень большой частью цены, которую мы платим за ост-индские товары. Но это не может повредить государству, 6 как некоторые ошибочно полагают, но, напротив, очень выгодно для него, как я еще лучше докажу это дальше.v
Прежде всего, я считаю несомненной истиной, что персы, мавры, индийцы, которые торгуют с Турцией в Алеппо, Моша и Александрии шелком-сырцом, лекарствами, пряностями, индиго и хлопчатобумажными тканями, всегда получают плату наличными, так как имеется очень мало таких товаров, которые они хотели бы получить из-за границы. Это лишь некоторое количество камелота, кораллов, шелковых изделий, шерстяных материй и, еще разные безделушки, в общем в год не больше, чем на сорок пли пятьдесят тысяч фунтов стерлингов, что является совершенно незначительной суммой, если принять во внимание деньги, которые вывозятся из Алеппо и Константинополя в Персию за шелк-сырец, что составляет по меньшей мере пятьсот тысяч фунтов стерлингов ежегодно.
А из Моши вывозится ежегодно свыше шестисот тысяч фунтов стерлингов (также в Индию) за ситец, лекарства, сахар, рис, табак и другие вещи. Таким образом, торговля между этими неверными еще очень велика, и не только хлопчатобумажными тканями разного рода и другими товарами, которые ими потребляются, но также и шелком-сырцом из Персии, который почти весь перевозится в христианские страны
Сколь же почтенным предприятием является вследствие этого английская Ост-Индская компания?
Чьими усилиями теперь создается обоснованная надежда направить большую часть этой ценной торговли В Англию путем прямой перевозки этих товаров морем из Персидского залива? Благодаря этому положение турецких торговцев доходы их таможен будут все более ухудшаться, а денежная наличность христианского мира будет меньше тратиться как это уже произошло в торговле пряностями и индиго.
- А кто же будет сомневаться в том, что мы нуждаемся в серебре, чтобы поддерживать торговлю? Ведь мы таким путем получаем шелк, который с большей возят деньгами выгодой и удобством будет привлекать деньги к нам, чем к отдаленному Турецкому государству, как это было Раньше.
И пусть не думают, что покупка персидского шелка христианами в Турции производится путем обмена на другие товары или на деньги, вырученные от продажи большого количества дорогих товаров в Алеппо, Александрии, Константинополе и других местах. Ни Венеция, ни Франция, ни Голландия не продают в тех местах столько своих товаров, сколько сами покупают для своих нужд турецких товаров, каковы, например, тонкий шелк-сырец в Сирии, камелот, грогран, хлопок, хлопчатобумажная пряжа, чернильные орешки, лен, конопля, овечья шерсть, рис, кожа, воск и различные другие вещи, - так что все же персидский шелк-сырец должен покупаться на наличные деньги. Только англичане имеют больше преимуществ, чем какая-либо другая нация, в этой торговле, так как они продают такое большое количество тонких сукон, олова и других английских изделий, что вырученные от продажи суммы не только позволяют купить достаточное количество турецких товаров, подходящих для их нужд, но также около трехсот больших персидских мер шелка-сырца ежегодно.
если в каком-либо году им случится купить больше шелка, тогда им приходится доставлять его за наличный расчет из портов Марселя, Генуи, Ливорно, Венеции или Нидерландов. Но это не единственный способ, которым Турецкая империя так обильно снабжается золотом и серебром для ведения торговли с Индией.
Ведь много христианских кораблей ежегодно грузится в Архипелаге 7 зерном, покупаемым за наличные деньги. Большую торговлю турки также ведут с Польшей, Венгрией, Германией, получая золото и талеры за камелот, грогран и другие вещи. Но что особенно замечательно, это - громадное количество золота и некоторое количество серебра, хранимые в Великом Каире, которые двумя особыми караванами в слитках ежегодно доставляются туда из Абиссинской страны (Эфиопии) в оплату за множество дорогих товаров, как например бархат, сатин, золотые ткани, тафта, шерстяные материи, полированный коралл и другие вещи.
Итак, обрисовав турецкую торговлю с христианами, персами и индийцами, я показал и виды и способы, которыми ост-индские товары доставлялись, а отчасти еще и теперь доставляются, в христианские страны. Но чтобы не показалось невероятным, что турки позволяют такому громадному количеству денег ежегодно проходить через владения к индийцам и персам, их отъявленным врагам, я разъясню этот вопрос еще более обстоятельно.
Относительно шелка-сырца мы уже показали, что турки за него получают от христиан деньги. Помимо пошлин, которые они пожинают в своих таможнях, турки получают от торговли еще не мало занятий для своих подданных. Что же касается хлопчатобумажных тканей (все Турецкое государство не имеет совсем, или имеет очень мало, льняных тканей), то оно не может обходиться без них, хотя это и очень сильно опустошает денежные фонды государства.
Они не имеют хлопчатобумажной промышленности, в отличие от христиан, которые организовали производство шелковых материй к большой выгоде неисчислимого количества бедняков, обеспеченных правильной политикой благоустроенных и процветающих государств.
Как в этом, так и в других подобных случаях я мог бы привести в пример Геную, Флоренцию, Лукку, которые для поддержания ремесел и торговли покупают шелк-сырец из Сицилии на сумму, по меньшей мере, в пятьсот тысяч фунтов стерлингов ежегодно. И для оплаты его они продают в Неаполе, Палермо, Мессине известное количество флорентийской тисненой кожи и других товаров на сто пятьдесят тысяч фунтов стерлингов в год.
А остаток в триста пятьдесят тысяч фунтов стерлингов уплачивается наличными деньгами, с которыми они охотно расстаются для того, чтобы вести торговлю. Опыт их научил, что торговля, их профессия, всегда возвращает им деньги. Ведь с помощью денег, вырученных за этот шелк его переработают, перевезут и продадут во Франкфурте или на других рынках), они смогут лучше исполнить свои договоры с испанским королем во Фландрии. И таким образом из Испании серебро вернется обратно в Италию.
Но если я буду уклоняться в эти и другие подробности (не относящиеся к нашей цели), это будет очень утомительно для читателя и поведет меня за пределы моей цели - быть кратким.
Теперь я постараюсь выяснить некоторые сомнения тех людей, которые, по всей вероятности, не имея сведений об иностранных государствах, могут думать, что ни у Венеции, ни у Марселя нет ни средств, ни намерений вывозить ежегодно столько наличных денег. Особенно это касается Марселя, являющегося частью Франции. Благодаря соседству с нею мы знаем, что золото и серебро не могут вывозиться из этого королевства на сколько-нибудь значительную сумму, большую, чем это дозволено для необходимых расходов путешественников. Однако, несмотря на это, опыт также учит нас, что для осуществления этой торговли, о которой мы теперь говорим и которую они так высоко ценят, там обеспечен свободный вывоз как золотых, так и серебряных денег; почему с деньгами там нет затруднений: ведь указанные товары доставляют их в изобилии.
Во-первых, в Марсель деньги идут не только из Генуи, Ливорно, Картагены, Малаги и многих других портов Испании и Италии, но и из Парижа,
Руана, Сент-Мало, Тулузы, Рошели, Диеппа и других городов Франции, у которых немало возможностей получать большие количества реалов и талеров из Испании и Германии.
Подобным же образом венецианцы вывозят указанный шелк-сырец и другие товары в различные государства Италии, Германии и Венгрии (которые имеют очень мало товаров, подходящих для обмена, но имеют лишь деньги) и обильно ими снабжаются деньгами; ведь рудники Венгрии и Германии доставляют большое количество золота и серебра. Подобным же образом и города Италии, в особенности Генуя, Флоренция и Милан, имеют всегда запасы из Испании, представляющие оплату многих больших закупок, которые их купцы делают по поручению испанского короля в Италии и Фландрии. По всем этим вопросам я мог бы написать целую книгу, но думаю, что сказал уже достаточно, чтобы показать, как торговля с Ост-Индией велась и ведется христианами вообще, как деньги ежегодно вывозятся и кем;
указал также возможности и способы ведения этой торговли. В ближайшем месте я дам удовлетворение возражающим мне и покажу, что не ост-индская торговля приводит к обеднению золотом, серебром, деньгами, - наше королевство, в частности.
Кто не знает, что золото в Ост-Индии не имеет -- установленного законом отношения к серебру! Английская серебряная монета не находится там в том же отношении по стоимости к испанским реалам, что и здесь. Его величество не разрешил Ост-Индской компании вывозить за границу ни золотой, ни серебряной английской монеты, но лишь некоторую ограниченную сумму иностранного серебра ежегодно, которой она не осмеливается превышать. Она даже до сих пор никогда не использовала этой нормы. Из ее книг ясно, что с начала возникновения ост-индской торговли в 1601 г. до июля 1620 г, она отправила за границу только пятьсот сорок восемь тысяч девяносто фунтов стерлингов, в испанских реалах и талерах, хотя по лицензии имела право вывезти за это время семьсот двадцать тысяч фунтов" стерлингов.
Она вывезла также за границу в течение этих девятнадцати лет на двести девяносто две тысячи двести восемьдесят шесть фунтов стерлингов тонких сукон, кашемира, свинца, олова, вместе с другими английскими и заграничными товарами, что являлось хорошим добавлением к вывозу наших товаров в эти далекие страны, где до сих пор они совершенно не имели сбыта. Заметьте, насколько время и развитие промышленности улучшили эту торговлю: Ведь за три последних года в Индию было вывезено больше товаров,. чем за шестнадцать лет до этого; однако нас это еще не удовлетворяет, так как эта новорожденная торговля с Красным морем и Персидским заливом дает нам надежду на большее.
Так, например, мы недавно узнали по письмам из Испании о больших количествах шелка-сырца, заготовленного английскими агентами, который мы можем (с божьей помощью) ожидать здесь к августу месяцу, с уведомлением о возможности также продать наши английские сукна и кашемир в больших количествах; то же предполагается относительно железа, олова и других вещей, ценность которых- (на основании прежних продаж) достаточно доказана опытом.
Теперь мы пропустим много вопросов о возможностях каботажной торговли между различными портами Индии их же собственными товарами. Этим может быть значительно увеличено использование наших кораблей одновременно с ростом вывоза на них из Англии денежных сумм и товаров.
В заключение я хочу показать, как его величество в патенте, жалованном Ост-Индской компании, тщательно позаботился о том, чтобы члены компании ежегодно ввозили столько же серебра, сколько они вывозят. Это всегда честно соблюдалось даже с избытком, что вело к увеличению денежных фондов королевства. Мало вероятно, чтобы иностранное серебро, закупаемое компанией по определенной цене, с обязательством поставки к установленному сроку, было ввезено в Англию, если бы не было такого контракта. Не будь уверенности в возможности продать эти деньги по хорошей цене, купцы несомненно предпочли бы закупить на них товары, избыточное потребление которых, как я постараюсь показать дальше, было бы менее выгодно для государства.
Предположим, что Ост-Индская компания может ежегодно вывозить сто тысяч фунтов стерлингов, несмотря на то, что торговля будет вестись наличными деньгам, она не только не уменьшит, но скорее увеличит денежные фонды государства. Чтобы доказать это, я кратко изложу существо английской торговли с Ост-Индией по количеству различных товаров, ежегодно привозимых из Индии в Англию, и приведу обычные цены их в обоих местах. Начнем с их цен франко-борт в Ост-Индии.


В ОСТ-ИНДИИ
Два миллиона пятьсот тысяч фунтов перца, по два с половиной пенса за фунт, стоят двадцать шесть тысяч сорок один фунт стерлингов тринадцать шиллингов четыре пенса.
Сто пятьдесят тысяч фунтов гвоздики, по девяти пенсов за фунт, стоят пять тысяч шестьсот двадцать шесть фунтов. Сто пятьдесят тысяч фунтов мускатного ореха, по четыре пенса за фунт, стоят две тысячи пятьсот фунтов стерлингов. Пятьдесят тысяч фунтов мускатного цвета, по восьми пенсов за фунт, стоят тысячу шестьсот шестьдесят шесть фунтов стерлингов тринадцать шиллингов четыре пенса. Двести тысяч фунтов индиго, по четырнадцати пенсов за фунт, стоят одиннадцать тысяч шестьсот шестьдесят шесть фунтов стерлингов тринадцать шиллингов четыре пенса.
Сто семь тысяч сто сорок фунтов китайского шелка-сырца, по семи шиллингов за фунт, стоят тридцать семь тысяч четыреста девяносто девять фунтов стерлингов. Пятьдесят тысяч штук хлопчатобумажных тканей разного рода, по семи шиллингов в среднем за штуку, стоят пятнадцать тысяч фунтов. Итого - сто тысяч фунтов стерлингов.
Все эти товары часто покупались приблизительно по указанной нами цене. И мы надеемся с нашей стороны (помимо торговли шелком-сырцом с Персией) ежегодно доставлять из Индии такое количество различных сортов товаров, как здесь указано (если его величеству будет угодно оказывать нам покровительство и защищать нас на основании соглашения, заключенного с Голландией). Все эти товары будут продаваться в Англии по следующим ценам:


В АНГЛИИ
Двести пятьдесят тысяч фунтов перца, по двадцати пенсов за фунт, стоят двести восемь тысяч триста тридцать три фунта шесть шиллингов восемь пенсов. Сто пятьдесят тысяч фунтов гвоздики, По шести шиллингов за фунт, стоят сорок пять тысяч фунтов стерлингов. Сто пятьдесят тысяч фунтов мускатного ореха, по два шиллинга шести пенсов за фунт, стоят восемнадцать тысяч семьсот пятьдесят фунтов стерлингов. Пятьдесят тысяч фунтов мускатного цвета, по шести шиллингов за фунт, стоят пятнадцать тысяч фунтов стерлингов. Двести тысяч фунтов индиго, по пяти шиллингов за фунт, стоят пятьдесят тысяч фунтов стерлингов. Сто семь тысяч сто сорок фунтов китайского шелка-сырца, по двадцати шиллингов за фунт, стоят сто семь тысяч сто сорок фунтов стерлингов. Пятьдесят тысяч кусков хлопчатобумажных тканей разного рода, по двадцати шиллингов за штуку в среднем, стоят пятьдесят тысяч фунтов. Итого - четыреста девяносто четыре тысячи двести двадцать три фунта шесть шиллингов восемь пенсов.
Таким образом, мы вернем не только наши собственные деньги, но даже больше на триста девяносто четыре тысячи двести двадцать три фунта шесть шиллингов восемь пенсов. На эту сумму и увеличивается денежный фонд королевства.
Хотя Ост-Индская компания будет расходовать большую часть этой суммы на оплату пошлин и налогов, а также на заработную плату торговых агентов, офицеров и моряков, на перевозку съестных припасов, снаряжение, страховку и тому подобное, все это (за исключением оборудования кораблей) только видоизменение, а не потребление товарных фондов нашей страны.
Но если кто-либо возразит (как уже было отмечено), что эти товары, будучи доставлены в Англию, либо будут потреблены в самой стране, либо выменены за границей на другие товары, и мы все-таки потеряем нашу сотню тысяч фунтов стерлингов наличными, то мы отестим: во-первых, в нашем случае. Мы должны будем считать, что эти товары полезны государству лишь постольку, поскольку ими можно торговать.
Во-вторых, хотя эти товары и выменены на другие товары за границей, все же мы должны считать, что они увеличивают товарный фонд страны и дают работу подданным государства.
Наконец, если бы мы решили перестать потреблять их, кто же усомнится в том, что мы могли бы получить целиком их стоимость наличными деньгами? Ведь в Италии,
Турции и в других местах, где их можно продать с наибольшей выгодой, - деньги может вывозить любой во всякое время.
Подобно тому, как с помощью вывоза некоторых других товаров из Англии были получены вышеупомянутые сто тысяч фунтов стерлингов наличными деньгами, предназначенные, как выше было указано, для торговли с Ост-Индией, - и индийские товары обладают способностью доставлять государству наличные деньги.
Пусть не сомневаются, что деньги следуют за товарами, так как деньги - цена товаров, и покупка товаров и есть подлинное назначение денег, - их связь неразрывна.
Если бы Франция и Венеция хотя бы сколько-нибудь сомневались в этом, они не разрешали бы так охотно ежегодно вывозить в Турцию шестьсот тысяч фунтов стерлингов, или более, в испанских реалах или талерах, из которых по меньшей мере три четверти употребляются только для закупки персидского шелка-сырца, каковой товар и дает им сейчас же возможность получать из различных государств наличные деньги для ведения торговли. Вследствие этих операций их богатство растет, и население этих стран находит значительное применение своему труду.
Итак, в заключение, я только добавлю, что одна лишь ост-индская торговля (хотя она и ведется не в больших размерах, чем выше описано) способна доставить королевству больше денег, чем все другие виды торговли (в том виде, как они сейчас ведутся), взятые вместе, если только верно правило, гласящее:
когда ценность нашего вывоза превышает ценность иностранных товаров, которые потребляются в стране, то разница неизбежно вернется к нам в виде денег.
Я уверен, что после тщательного и честного обследования будет найдено, что активный баланс всех других видов торговли, взятых вместе, не достигает той суммы денег, которую дает одна ост-индская торговля.
Как уже было указано, на вывезенные сто тысяч фунтов стерлингов можно ввезти ост-индских товаров приблизительно на пятьсот тысяч фунтов стерлингов. Мы должны считать только ту часть ввезенных товаров в собственном смысле слова ввозом, которая потребляется в самом государстве, и она составляет около ста двадцати тысяч фунтов стерлингов ежегодно. Разница в триста восемьдесят тысяч фунтов стерлингов составляет экспорт в другие страны в виде сукна, свинца, олова и других отечественных товаров, что содействует значительному увеличению товарных фондов государства и его денежных средств.
Поскольку все человеческие действия имеют конец и определенную цель, подобным же образом мы должны установить цели и для ост-индской торговли, которые тогда только действительно могут быть признаны осуществленными, когда наше государство обслужено, остаток товаров послан за границу и продан там за наличные деньги, при условии, что эти деньги могут быть свободно вывезены оттуда.
Многим хорошо известно, что мы получаем деньги от продажи индийских товаров с барышом в Турции, Ливорно, Генуе, Нидерландах, Марселе и других местах; если даже все эти деньги или некоторая часть их не будут ввезены в Англию, но использованы каким-нибудь другим способом или на другие дела, все же придется признать, что вышеуказанные товары Индии имеют свой значительный баланс в монете.
Но достаточно нагромождать доказательства для подтверждения того, что уже настолько ясно. Постараюсь теперь дать ответ на следующее возражение.


ВТОРОЕ ВОЗРАЖЕНИЕ
Бревна, толстые дубовые доски и другие материалы для сооружения кораблей расходуются в чрезмерных количествах и цены на них растут, так как Ост-Индская компания для своей торговли строит ежегодно большое количество крупных кораблей; государство же не имеет возможности ими в случае надобности пользоваться: ведь они либо вне Англии, либо если и возвращаются, то поврежденными, негодными для пользования.


ОТВЕТ
Эта ост-индская торговля, по-видимому, какое-то чудовище, которое опустошает и тратит все и не приносит никакой пользы.
1) Но это возражение в известной части - слабо. 2) В остальном же оно основано на недоразумении. - Во-первых, - разве наши леса и хорошие деревья предназначены для того, чтобы на них любоваться? Можно было бы с равным успехом запретить выработку шерсти и вывоз за границу нашего сукна; ведь и то другое одинаково является средством для получения необходимых стране товаров. Разве они не знают, что деревья живут и растут и, вырастая,, со временем гибнут и гниют, если только не дать им лучшего применения?
А какое же применение может быть более благородно или более выгодно, чем использование их на постройку хороших торговых и военных кораблей? Разве они не житницы нашего богатства и изобилия и не оплот мира и счастья? Разве их стройка не дает заработок многим сотням бедняков и не увеличивает значительно число ремесленников, которые так нужны государству? Не строятся ли корабли с помощью доставляемых ежегодно из Ирландии леса и других материалов? Ну, где же тогда опустошение и вздорожание? Я уверен, что Ост-Индская компания этого не находит; она делает закупки материалов только в Гэмпшире, Эссексе, Кенте и Беркшире, и во всех этих местах она покупает и бревна и доски для корпуса, доски для обшивки и деревянные нагели и т. п., все это хорошего качества и за дешевую цену, так же дешево (и даже дешевле), как пятнадцать лет тому назад. За все это время книги компании ясно показывают, что цена этих материалов не изменяется значительно, если цена их несколько повышалась в течение одного года, то на другой год она падала до прежнего уровня. Кроме того, посмотрите, помимо кораблей Ост-Индской компании, сколько больших и хороших кораблей ежегодно строится частными купцами (каких Англия никогда не имела раньше). И что особенно замечательно, это - постоянная новая стройка на верфях его величества, которая ежегодно увеличивает силу и славу несравненного королевского флота. Так что, как мы видим, предполагаемые опустошение и недостаток лесных материалов не так уже велики.
Да, говорят они, но ост-индские корабли никогда не бывают на месте, если встретится в них надоб-ность. Если же они и дома, то не в порядке и негодны для службы. в торговом транспорте суда уходят и приходят, они не сделаны для того, чтобы стоять в гавани. Однако, несмотря на это, Ост-Индская компания хорошо подготовлена во всякое время нести службу его величества и королевства, имея большие запасы военного снаряжения, которые она всегда держит в готовности. Таковы: бревна, доски, железные изделия, мачты, такелаж, якоря, бочки, артиллерия, порох, бомбы, готовые припасы продовольствия, вино, сидр и целый склад всяких других вещей, нужных для постоянной стройки кораблей, их ремонта и отправки в море. Это можно видеть на верфях и складах компании в Дептфорде и особенно в Блеквале. Они стали так знамениты, что ежегодно посещаются иностранцами для осмотра - как посланниками, так и другими лицами, испытывающими большое удивление перед мощью и славой его величества, у которого одна лишь компания купцов способна по первому сигналу выставить флот большой силы и могущества.
Всем людям, желающим знать правду, достаточно хорошо известно, что Ост-Индская компания (помимо собственного флота из кораблей, отбывающих и прибывающих, а также плавающих в Индии) постоянно строит, чинит, оснащает такелажем, снабжает провиантом и снаряжает всеми необходимыми для длительного плавания материалами от семи до восьми больших судов в год.
Эти корабли можно видеть на якоре на Темзе; они с большой поспешностью снаряжаются в течение пяти - шести месяцев, прежде чем отправляются в Индию, что бывает в марте месяце; тотчас же после их отхода от берега Англии - приходят корабли, возвращающиеся из Индии. Эти корабли, однако, вовсе не возвращаются домой настолько поврежденными, как некоторым хотелось бы представить их. Как часто эти корабли совершают два или тря последовательных путешествия в Ост-Индию! Теперь, после их возвращения, их ставят в док, они снова обшиваются, приводятся в порядок, и их опять спускают на воду, вполне пригодными для таких же поездок, меньше чем за два месяца. Но бесполезно тратить больше времени на опровержение этого возражения. Поэтому я перейду, к рассмотрению следующих.


ТРЕТЬЕ ВОЗРАЖЕНИЕ
Поездки в Ост-Индию потребляют много провианта, губят моряков, после которых остается много бедных вдов и детей без помощи, ломимо того, что из многих кораблей, отправляющихся в Ост-Индию, мало возвращается обратно. Торговля с Ост-Индией привела к упадку торговлю и судоходство с Дарданеллами. Наконец, вышеуказанная торговля с Ост-Индией очень невыгодна для купцов; равно как и государство не получает больше прежнего выгод от дешевизны индийских пряностей.


ОТВЕТ
Где же это мы живем? В каком же это мире, полном несчастий, дороговизны, смертности, разорения, нищенства и т. д.?
Поистине целый поток несчастий, ведущих нас к нищете. Разве не пора уже искать средство против них? И это тем легче сделать, что эти беды никогда в действительности (по крайней мере до сих пор) не причинялись Ост-Индской компанией, как я покажу, отвечая на все части возражения по порядку. Во-первых, относительно дороговизны.
Ведь совершенно естественно и справедливо, чтобы каждое государство кормило и заботилось о своих сочленах, независимо от их общественного положения, в соответствии с их средствами.
Это относится не только к тем из них, кто находится дома, но и к тем, кто отправляется в чужие страны ради собственного пропитания и блага государства.
Что касается снабжения провиантом (который ежегодно заготовляется для кораблей, отплывающих в Ост-Индию), то многим хорошо известно, что он всегда рассчитывается на восемнадцать месяцев,
тогда как обычно путешествие продолжается на год больше. В течение этого времени они снабжаются продовольствием, закупаемым за границей.
Хлеб и сухари для этих кораблей делаются из французского зерна, специально для этого доставляемого сюда (и притом по дорогой цене) только для того, чтобы обеспечить изобилие нашего собственного хлеба. И разве совсем недавно фермеры не начали кричать, что дешевизна зерна не позволяет им платить высокую ренту? Не приспособляет ли Ост-Индская компания всеми способами свои действия ко благу государства?
Разве налитком для экипажа не является по большей части вода, немного вина и сидра и совсем мало пива?
Мясо состоит из говядины и свинины из расчета на три раза в неделю, остальные дни пищей экипажа является рыба, немного масла, сыр, горох, овсяная мука и другие вещи. Все это рассчитано по очень скудной норме на каждого человека. Здесь нет излишества или расточительности и ничего такого, что вызывало бы дороговизну и недостаток пищевых продуктов (внутри страны), как некоторые ошибочно предполагают. Скорее такой способ действия увеличивает изобилие в стране. А теперь я дам ответ на следующий пункт - относительно смертности и гибели моряков. Жизнь человека так драгоценна, что не следует ее опасности. И все же мы знаем, что все течение нашей жизни - только переход к смерти, причем ничто не может его ни остановить, ни замедлить, но все люди идут к ней одинаковым образом и с одинаковой скоростью.
Эту-то длительность жизни определяет природа, а государство стремится обеспечить ее достойным людям. Но никто не может считать столь достойным, как те, кто работает по своему призванию в интересах общества и к своей собственной выгоде.
Мы должны считать хороших моряков людьми очень полезными для общества, но если мы оторвем их от их привычной деятельности из-за отсутствия потребности в них, посмотрите, какие отчаянные поступки они совершают, соединяясь даже с турками и неверными, чтобы грабить и вредить всем христианским народам. Мы можем отсюда заключить, что мы должны не только воспитывать моряков, но также и искать способов торговлей давать им содержание и работу.
Пусть будет так, говорят некоторые, но Ост-Индская компания не воспитывает, не кормит, а уничтожает нужные нам кадры моряков.
Как может это быть, когда достоверно известно, что Англия (помимо ост-индского флота) никогда не имела больше кораблей, чем теперь. Ведь ни один корабль не оставался в Англии из-за нужды в моряках, даже в то время, когда много сотен моряков находится на службе его величеству в королевском флоте; помимо большого количества наших лучших моряков, которых ежедневно убивают и берут в плен турки. Где же тогда этот недостаток моряков? Не есть ли это скорее недостаток в точных сведениях у тех, кто плохо, относится к нашей компании.
Разве неизвестно, что путешествие в Ост-Индию продолжается долго, так что по естественному ходу вешей многие могут умереть в течение этого времени, даже если бы они оставались и дома. Разве в возмещение тех, кто умирает, Ост-Индская компания не принимает во флот ежегодно, по меньшей мере, четыреста человек, которые в одно путешествие становятся хорошими моряками для службы королю и государству. Многие из них были тяжелым бременем для государства. Таким образом государство освобождается от отчаянного и беззаконного элемента, который держат в повиновении суровой дисциплиной на море, так что они часто меняют свой прежний образ жизни и достигают благосостояния. Наконец, эти путешествия вовсе не так опасны и не сопровождаются такой смертностью, как об этом говорят. Ведь много наших кораблей возвращается из Индии, не потеряв и пяти процентов экипажа.
Другие, правда, испытали больше трудностей вначале, когда климат местности и присущие ему заразные болезни не были так хорошо известны; с тех пор мы уже научились многому как в отношении сохранения здоровья, так и более быстрого переезда.
Но порядок моего изложения требует, чтобы я главным образом писал об этом в следующей части: "О гибели". Я разделю изложение этого вопроса на две части. Сначала я рассмотрю недостаток кораблей, которые погибли в Индии.
А во второй части я отвечу на вопрос о так называемом подрыве торговли и морских сношений с Турцией.
Итак, во-первых, относительно гибели наших кораблей в Индии, нельзя отрицать, что им был нанесен большой ущерб за последние три года, но не опасностями моря и не силой врагов, но грубой и неожиданной ссорой с нашими соседями голланцами, которые внезапно захватили 12 наших кораблей в разное время и в различных местах. Это причинило нам невыразимый вред. Вместе с тем было убито много лучших моряков, а многие из них умерли в плену, и это еще более увеличило слухи о большой смертности среди них. Но я не хочу здесь изображать вещи хуже, чем они есть, а хочу только дать краткий ответ на возражение. Наш недавний союз с Голландией обещает нам двойную выгоду на будущее время.
Те, кто изображает эту торговлю столь бедной и невыгодной, очень сильно ошибаются в подсчете. Настоящие потери, которые привели в отчаяние многих торговцев, объясняются не существом торговли, а несчастными обстоятельствами. Чтобы сделать это яснее, я должен коснуться некоторых подробностей, в числе которых я собираюсь очень кратко изложить размеры торговли англичан в Ост-Индии до настоящего времени.
Во-первых, я должен заметить, что с начала этой торговли до июля прошлого 1620 года было отправлено в разное время семьдесят девять кораблей. Из них тридцать четыре уже вернулись в целости и богато нагруженными домой, четыре были выведены из строя продолжительной каботажной службой в Индии, два были разбиты, шесть кораблей потонули, двенадцать были неожиданно захвачены голландцами, из них некоторые были настолько изношены, что немногого будут стоить, пока их не восстановят; а двадцать один хороший корабль еще остается в Индии. Вот правильный отчет о наших кораблях. После этого перейдем к вопросу о нашем капитале.
Совершенно верно, что на всех этих кораблях было вывезено в чистой монете как из нашего государства, так и изо всех других мест пятьсот сорок восемь тысяч девяносто фунтов стерлингов в чужеземной монете.
Кроме того, было вывезено на двести девяносто две тысячи двести восемьдесят шесть фунтов стерлингов различного рода ' английских и иностранных товаров. Всего денег и товаров было вывезено на восемьсот сорок тысяч триста семьдесят шесть фунтов, судьба которых такова:
Во-первых, было потеряно тридцать одна тысяча семьдесят девять фунтов стерлингов на шести потерпевших крушение кораблях, а на тридцати четырех кораблях, вернувшихся в целости, было доставлено в Англию триста пятьдесят шесть тысяч двести . восемьдесят фунтов стерлингов различного рода товарами, которые дали здесь в общем итоге миллион девятьсот четырнадцать тысяч шестьсот фунтов стерлингов; ведь расходы, производимые здесь, - это только превращение одной ценности в другую, как уже было указано раньше в этом сочинении.
В Индии остается еще и скоро прибудет в Англию четыреста восемьдесят четыре тысячи восемьдесят восемь фунтов стерлингов. Мы не думаем, чтобы наши расходы и убытки из-за Голландии превзошли восемьдесят четыре тысячи восемьдесят восемь фунтов стерлингов, так что еще остается четыреста тысяч фунтов стерлингов в хорошем состоянии в виде объединенного капитала компании.
А как велика может быть стоимость индийских товаров, которые с божьей помощью мы сумеем вскоре привезти на наших кораблях в Англию, - это может показать приведенный нами пример. Итак, несмотря на большие расходы, связанные с открытием новых стран, потери вследствие кораблекрушений, войн и бесконечных трений с Голландией, все же наше королевство получит свой капитал со значительным приростом, хотя барыши купцов на последние два объединенных капитала окажутся незначительными при сравнении с предыдущими экспедициями, которые не встретились с такими трудностями.
Так в немногих строках нами изложен большой материал, собранный не без труда из различных книг Ост-Индской компании.
Теперь, что касается упадка торговли и судоходства с Турцией, - не сомневаюсь, что современем также будут утверждать, что Ост-Индская компания помешала продаже нашего некрашеного сукна в Нидерландах.
На деле же мы видим большой прирост числа кораблей, применяемых купцами, ведущими торговлю с Турцией, которые продают английского сукна больше (по крайней мере, на одну треть), чем до начала ост-индской торговли.
Но (говорят они) зато мы потеряли торговлю пряностями и индиго, шедшую через Алеппо.
С этим я согласен. Но зато государству удобнее другой путь, а они получили компенсацию в увеличении торговли, в вывозе отсюда тех же самых товаров в Италию, Турцию и другие места. Не менее выгодны также для государства прекращение торговли шелком-сырцом через Алеппо и доставка его из Персидского залива по более дешевой, по крайней мере на одну треть, цене, чем он сейчас стоит в Турции,
Помимо того, деньги, которые мы выручаем за наше английское сукно, олово и прочие товары в Турции (не находя там товаров, пригодных для ввоза в Англию), несомненно будут ввезены в Англию в виде золота, как это всегда случалось до этого времени, когда получался избыток стоимости пряностей и английских товаров. Торговцы, закупая на ник достаточное количество турецких товаров, привозили в те годы домой разницу в виде золота на большую сумму.
Таким образом очевидно, что этот переворот в торговле совершился и совершается ко благу государства. Никогда ост-индская торговля не наносила ущерба другой торговле, судоходству или морякам нашей страны, но, напротив, содействовала их росту. Рассмотрим теперь тот прирост силы и славы королевства, который она обеспечивает.
Я должен показать число наших английских кораблей, находящихся ныне в Индии или недавно ушедших туда. За последние три года они почти все скопились там, за исключением только пяти кораблей. Остальные оставались там, чтобы дать отпор ярости голландцев. Но теперь мы имеем с ними союз и мы можем (с божьей помощью) ежедневно ожидать возвращения различных больших кораблей с дорогими товарами.
На будущее время эта торговля, как я думаю, будет постоянно употреблять флот, емкостью в десять тысяч тонн великолепных кораблей, считая как отбывающие и возвращающиеся из Индии корабли, так и суда, находящиеся там.
Этот флот даст работу, по меньшей мере, двум тысячам пятистам моряков. А постройка и ремонт этих кораблей будут требовать еще в Англии пятьсот человек плотников, резчиков, столяров, кузнецов и других рабочих, не считая большого числа служащих |и около ста двадцати торговых агентов в различных местах Индии; а теперь перейдем от этих вопросов чрезвычайной важности к вопросу о нищенстве.
Бедность вдов и сирот, конечно, заслуживает большого сострадания и всегда побуждала христианские сердца к соболезнованию и милосердию. Многие получают поддержку и помощь от тех, кого бог благословил большими средствами; однако представляется не только трудным, но и невозможным делом совершенно предупредить бедность. Ведь помимо несчастных случаев и бедствий, которым может подвергаться, каждый человек, мы видим, как много людей ежедневно (по своему безумию и своенравию) безнадежно погружаются в несчастия.
А как велико число тех, которые обременены женами и семьями и лишены средств существования и возможности доставить их себе. Некоторые из них, не получая поддержки, совершают отчаянные поступки и преждевременно погибают.
Другие ищут работы, но не находят ее совсем или же находят лишь с большим трудом; ведь кто же станет охотно принимать на работу бедного, несчастного, обремененного семьей и, несомненно, испорченного человека.
Никто из наших купцов, ведущих торговлю с чужими странами, не принимает новичков, которые никогда не были на море. Так что когда все двери милосердия закрыты, ворота Ост-Индской компании широко открыты для нуждающихся и бедняков. Компания дает им хорошее содержание, жалование авансом за два месяца, чтобы они могли сделать необходимые запасы для дороги. За время их отсутствия их жены получают на жизнь, кроме того, еще двухмесячное жалование за каждый год службы. Если он случайно умрет в дороге, жена получает все заработанное ее мужем (если он не распорядился в своем завещании иначе), и это часто составляет большую сумму денег, чем они когда-либо имели в своем распоряжении.
Разве не получают много бедных вдов, жен и детей в Блэкуолле, Лаймхоузе, Ратклиффе, Шедуелле и Ваплинге часто от Ост-Индской компании в большом количестве хорошую говядину и свинину, сухари и небольшие суммы наличными деньгами?
Разве многие из этих детей не получают работу от компании, подходящую к их возрасту или способностям? Разве не следует упомянуть о ремонте церквей, о содержании юных школьников, поддержке многих бедных проповедников значительными суммами денег и о различных других актах милосердия, которые выполняются компанией аккуратнейшим образом, даже в нынешние плохие времена? За все это, я надеюсь, компания и ее участники будут награждены.
Перехожу к пятому разделу третьего возражения. - Здесь я должен показать, как сильно обманываются те, кто думает, что пряности и индиго не дешевле в Англии теперь, чем в прежнее время, до начала ост-индской торговли. Ведь несомненно верно, что мы в те дни часто платили шесть шиллингов или больше за фунт перца и редко или никогда не платили. меньше чем три шиллинга и шесть пенсов за фунт. Со времени же, как мы торгуем непосредственно с Индией, цена перца колеблется от шестнадцати пенсов и до двух шиллингов за фунт.
Разница в цене выступает еще яснее, если мы покажем все количество пряностей и индиго, ежегодно потребляемое в Англии, и сравним низшие цены, по которым мы их покупали в Турции или Лиссабоне, с теми ценами, по которым мы их привозим прямо из Ост-Индии.
Четыреста тысяч фунтов перца из Турции, по три шиллинга шести пенсов за фунт, составляет семьдесят тысяч фунтов стерлингов; сорок тысяч фунтов гвоздики, по восьми шиллингов за фунт, составляет шестнадцать тысяч фунтов; двадцать тысяч фунтов мускатного цвета, по девяти шиллингов за фунт, - девять тысяч фунтов; сто шестьдесят тысяч фунтов мускатного ореха, по четыре шиллинга шести пенсов за фунт, - тридцать шесть тысяч фунтов; сто пятьдесят тысяч фунтов индиго, по семи шиллингов за фунт, - пятьдесят две тысячи пятьсот фунтов. Итого - сто восемьдесят три тысячи пятьсот фунтов стерлингов.
Рассмотрим то же самое количество и те же виды товаров по нынешним ценам. Четыреста тысяч фунтов перца, по двадцати пенсов за фунт, составляет тридцать три тысячи триста тридцать три фунта стерлингов шесть шиллингов восемь пенсов; сорок тысяч фунтов гвоздики, по шести шиллингов за фунт, - двенадцать тысяч фунтов; двадцать тысяч фунтов мускатного цвета, по шести шиллингов за фунт, - шесть тысяч фунтов; сто шестьдесят тысяч фунтов мускатного ореха, по два шиллинга шести пенсов за фунт, - двадцать тысяч фунтов; сто пятьдесят тысяч фунтов индиго, по пяти шиллингов за фунт, - тридцать семь тысяч фунтов. Итого - сто восемь тысяч триста тридцать три фунта стерлингов шесть шиллингов восемь пенсов.
Так что на одних лишь пряностях и индиго мы экономим ежегодно семьдесят четыре тысячи девятьсот шестьдесят шесть фунтов стерлингов тринадцать шиллингов четыре пенса, что заслуживает быть отмеченным, тем более что менее чем четвертая часть этой-суммы денег достаточна для того, чтобы купить в Индии такое количество всех этих вышеописанных товаров, которого хватит на удовлетворение годовой потребности Английского государства.
Нужно иметь еще в виду, что таможенные сборы, налоги, жалование, провиант, расходы по судоходству и прочие расходы (которые нужно добавить) будут составлять большую сумму, чем то, что мы уплатили за эти товары в Индии. Но как я уже заметил раньше, эти расходы не истощают денежных средств государства, хотя и сильно уменьшают прибыль купцов.
И в заключение я добавлю к тому, что было сказано, следующее: товары, которые мы вывозим ежегодно в Ост-Индию и Персию, обладают достаточною стоимостью, чтобы получить в обмен на них индиго, пряности, лекарства и все другие виды индийских товаров (за исключением персидского шелка-сырца) для годового потребления Англии или даже больше.
Так что все деньги, которые мы вывозим, доставляют избыток сверх указанного количества для ведения торговли с Индией и другими странами, что дает работу большому числу подданных государства и ведет к обогащению его товарами и деньгами. Перейду к четвертому и последнему возражению.


ЧЕТВЕРТОЕ ВОЗРАЖЕНИЕ
Было вообще замечено, что королевский монетный двор стал очень мало работать с тех пор, как началась торговля с Ост-Индией; отсюда ясно, что единственное средство против этого и многих других бедствий - это уничтожить эту торговлю. Какое же другое средство может быть найдено для блага государства?


ОТВЕТ
Это четтвертое возражение может быть разделено - на три части: 1) говорится о вреде, 2) предлагается средство против него, 3) просят дать совет.
Что касается нужды в серебре, я думаю, это является общей болезнью всех стран и так будет продолжаться до конца мира. Ведь и бедные и богатые жалуются, что денег никогда не хватает. Эта болезнь, как утверждают, развилась в смертельную с появлением Ост-Индской компании, и пoэтoмy требуют средств против нее.
Полагаю, что мы больны лишь в воображении, раз все у нас является здоровым и сильным. Кому известны неисчислимые денежные богатства нашего королевства, которыми в виде посуды владеют почти все классы народа и в таком размере, в каком этого никогда не было в прежние годы. Точно также хорошо известно, что на монетном дворе его величества в течение пяти лет с начала работы Ост-Индской компании было отчеканено шесть тысяч двести четырнадцать фунтов золота и триста одиннадцать тысяч триста восемьдесят четыре фунта серебра, что составляет в общем итоге миллион двести тринадцать тысяч восемьсот пятьдесят фунтов стерлингов. Почему же утверждают, что ост-индская торговля лишила работы монетный двор?
Но быть может, скажут, что мы должны обратиться к настоящему времени (монетный двор работает теперь вяло)? На это я отвечу, что монетный двор равным образом не имел работы по чеканке серебряной монеты и в прежние времена, когда эта компания вывозила не больше пятнадцати или двадцати тысяч фунтов стерлингов максимум в год, и даже в 1608 и в 1612 г., когда она вывезла (в 1608 г.) за границу только шесть тысяч, а в последнем (1612 г.) только одну тысячу двести пятьдесят фунтов стерлингов.
А с другой стороны, мы видим; что монетный двор имел очень много работы пять лет под ряд с тех пор как Ост-Индская компания, Начала свою деятельность, тогда как он был без работы, когда Ост-Индская компания вывозила лишь ничтожные суммы. Очевидно должны быть какие-то другие причины, почему наше серебро не только не вывозится, но и не ввозится в страну в гаком размере, как в прежнее время.
Так, мы не имели ни достаточно высокого урожая в собственной стране, ни неурожая у наших соседей (за последние четырнадцать лет), что дало бы им возможность отправлять сотни кораблей, груженых зерном, как это было в прежние времена, и ввозить взамен серебро.
За последние годы, скорее (чего очень следует опасаться), большое количество наших денег вывозилось из королевства за зерно, которое доставлялось нам из восточных стран и других мест, чтобы покрыть нашу потребность в нем. Так времена меняются и наше положение меняется вместе с ними. Не буду больше останавливаться на тех средствах, которые раньше доставляли нам деньги даже из Франции и из других мест, что теперь прекратилось.
Перейду теперь к средству, которое некоторые предлагают, а именно - к ликвидации Ост-Индской компании.
Большим удобством для нас является то, что те, кто нам возражает, не являются нашими судьями, и бескорыстие, работая на славу его величества и для блага королевства, скоро бы заметили вредные последствия предлагаемого средства.
То воображаемое зло, которое многие так стремятся уничтожить, являесят скорее великим благом, которое другие народы стараются удержать надлежащей политикой или силой, или же приобрести этими способами. В этом отношении нам следует "особенно подражать практике голландцев, которые с большой радостью забрали бы в свои руки всю торговлю с Ост-Индией; почему же нам отказываться от той части, которую мы теперь имеем Ведь наш отказ от Индии не помешает нашему серебру уходить туда, поскольку голландцы туда ездят.
Когда их корабли вернутся из Индии, разве наше серебро не уйдет к ним, причем нам придется платить двойную цену, или какую они запросят, за все те товары, в которых мы нуждаемся.
Это позволит голландцам увеличить свою славу, богатство и силу, тогда как мы придем в упадок, обеднеем и ослабеем на море из-за отсутствия торговли. И вы это называете средством?! Скорее назовите это разорением, гибелью или как вы хотите. Перехожу к заключению, или последней части.
Здесь я должен признаться в своем собственном бакротстве. Этот вопрос слишком сложен для меня.
Во всяком случае, я уже исполнил свою задачу - оправдать ост-индскую торговлю от нападок, которым она подвергается, что за недостатком учености я сделал без лишних слов и без красноречия, но со всем бескорыстием правды в каждой мелочи, как я готов доказать при всяком случае.
Раньше чем закончить, признаюсь, что хотя я и не мог удовлетворить желание каждого в такой мере, как это необходимо, однако я думаю, что не худо выполнил свою задачу, поскольку знаком с практикой и имею немалый опыт в торговле, которая является моей профессией.
Богатство государства, как всем известно, состоит в обладании такими вещами, которые необходимы для жизни. ОHO состоит из вещей двоякого рода: во-первых - из естественных продуктов территории, во-вторых - из искусственных продуктов труда его граждан.
Английское государство (благодарение богу) к счастью обладает и тем и другим. Во-первых, мы имеем большое количество естественного богатства: продуктов моря - рыбы, и суши - шерсти, скота, хлеба, свинца, олова, железа и многих других вещей для пищи, одежды и снаряжения; и настолько, что в случае необходимости эта страна может жить без помощи других стран. Но чтобы жить хорошо, процветать и богатеть, мы должны найти способы продавать наши избытки и таким путем снабжать и украшать себя деньгами и необходимыми товарами, которые производят другие страны. В этом деле труд должен сыграть свою роль не только в том отношении, чтобы увеличить и наладить нашу торговлю за границей, но и в том, чтобы поддерживать и умножить ремесла внутри страны. Если торговля или ремесла приходят в упадок, или не выполняются с надлежащим искусством, государство идет к упадку и беднеет.
Не всегда это легко заметить сразу, пока какой-нибудь несчастный случай не побудит наш ум искать действительную причину этого; и только устранив ее, мы прекратим ее последствия. Таков предмет нашего Обсуждения в том, что следует. Все, что я до сих пор приводил, носило скорее отрицательный характер: я защищал и доказывал, что Ост-Индская компания не нанесла ущерба государству; а теперь я должен установить действительную причину бедствий, которые мы стремимся устранить. Этих важнейших причин существует (как я думаю) четыре:
1. Помехи торговле со стороны чужих стран.
2. Злоупотребления при обмене иностранной валюты.
3. Пренебрежение своим долгом со стороны некоторых подданных.
4. Наш убыток от торговли с иностранцами.
Обо всем этом я мог бы написать большую книгу, но моя цель - только объяснить значение каждого пункта, по порядку, так кратко, как я могу, по вопросу о помехах торговле со стороны чужих стран. Под этим я подразумеваю те народы, которые либо понизили свой стандарт, либо повысили цену своих денег против того эквивалента, который раньше у них существовал по отношению к стандарту и деньгам нашего государства. ы Им приходится допускать, чтобы не только их собственные деньги, но и деньги других стран (а особенно нашего государства) обращались у них по более высокой цене, чем нормальная. Этим мероприятием (которое прямо-направлено против торговли) создается основание для вывоза денег из Англии в большем размере, чем было бы в ином случае. Хотя вывоз денег и сопряжен с большой опасностью для тех, кто этим занимается (как проступок против законов страны), однако, несмотря на это, алчность, всегда проявляющаяся в беззаконных проступках, не видит ничего преступного в том, что сулит некоторую прибыль. Не так легко найти способ борьбы с этим делом. Ведь снижение стоимости денег или повышение их разоряет частных лиц и в конце концов оказывается бесцельным. Кто же не понимает, какие последствия вызовет за границей подобное изменение монеты у нас? Таким образом, зло останется, пока мы не найдем против него какого-нибудь другого лекарства.
Размен валюты, применяемый в торговых сношениях между разными странами, при правильном пользовании им очень похвальное и необходимое дело для содействия торговым операциям и помощи путешественникам в их нуждах, позволяющее избежать перевозки денег из одной страны в другую, неизбежной при этом опасности потери и ущерба как для частных лиц, так и для государства.
Однако, злоупотребление этим делом наносит большой ущерб, и особенно нашему государству. Тем временем возникает выгода для других стран, которые, внимательно следя за курсом валюты, могут получить барыш от вывоза золота и серебра из Англии. Это будет тогда, когда курс серебряной монеты ниже стандарта в том месте, куда ее вывозят.
Поскольку курс валюты повышается или падает, в зависимости от изобилия или недостатка для целей платежа, размен валюты превратился скорее в особую отрасль торговли для людей с крупными денежными средствами, чем в помощь подлинным торговым операциям купцов, как это должно бы быть при правильном обмене валюты.
Таким образом английские деньги часто вывозятся иностранцами с большой выгодой для себя с тем, чтобы там получить вторично барыш, но зло этим еще не кончается. Ведь скупщик денег должен по необходимости вести тоговлю с тем местом, из которого он вывозит деньги. Таким образом они нас наводняют иноземными товарами, препятствуя продаже наших собственных товаров. Но против этого большого зла имеется легкое средство; поэтому я перейду к ближайшей причине, заключающейся в пренебрежении долгом.
Моим намерением не является писать о долге во всем его многообразии, но только о том виде которым, как мы думаем, пренебрегают люди разных призваний. Так бывает, например, с теми, кто работает на королевском монетном дворе по чеканке золотой или серебряной монеты, если не позаботятся о том, чтобы размер каждой монеты в точности соответствовал ее установленному весу. Хотя при одновременном взвешивании многих вместе взятых монет их вес может быть признан соответствующим требованиям и условиям закона, несмотря на это многие из этих монет могут быть слишком легкими, а другие слишком тяжелыми. Это дает большую выгоду некоторым 16 при вывозе тяжеловесных монет, причем они оставляют нам легкие (если только они вообще нам что-нибудь оставляют). И это не единственное злоупотребление.
Точно также и ювелиры, соблюдая более свои выгоды, чем свой долг, с особой готовностью переплавляют тяжелые монеты - как золотые, так и серебряные - в посуду и украшения.
Но что же мы должны сказать о тех людях, которым дана власть и должности его величеством, если они не будут добросовестно выполнять свой долг в применении замечательного закона, которым повелевается, чтобы все деньги, вырученные иностранцами от продажи своих товаров, были затрачены на покупку английских товаров?
Надлежащее исполнение этого закона не только предотвратило бы вывоз золота и серебра, но и явилось бы способом увеличить продажу наших товаров, о чем я предполагаю написать немного больше в ближайшей части, касающейся нашей торговли с иностранцами. А тenepb я перехожу к последней части, которая, чина, как я опасаюсь, не есть наименее важная среди причин недостатка денег (поскольку таковой может иметь место). Пусть никому не покажется странным, что торговля может нанести ущерб и разорить государство, хотя она повсюду признается лучшим способом его обогащения. Нельзя этого отрицать. Но ведь одинаково несомненно, что неумелое ведение торговли очень часто вызывало громадные убытки у тех народов, у которых случались такие ошибки.
Разве не часты такие примеры и среди наших купцов, которые теряют свое состояние не только из-за кораблекрушений или подобных им несчастий, но и вследствие неумения вести свои дела?
Мы не можем назвать это только их потерей, но скорее государство несет на этом убыток. Поэтому было бы желательно, чтобы ведение торговли было предоставлено только тем, кто получил соответствующее обучение,
Надо, чтобы внешней торговлей не занимались те кто, оставив свою специальность, разоряет из-за неумения самих себя и других, кто лучше осведомлен в этом деле.
Наша внешняя тоговля может причинить еще большее несчастие, если окажется, что в страну ежегодно ввозится заграничных товаров на большую сумму, чем та, на которую мы вывозим наши собственные товары, что неизбежно сопровождается разорением нашего государства. Подобно тому, как существует определенный путь к обогащению как товарами, так и деньгами, - это вывоз наших товаров на большую сумму, чем мы ввозим иностранных товаров, - точно также противоположный образ действий должен с необходимостью вызвать обратный эффект.
Однако это относится лишь к товарам, которые потребляются в этом государстве. Все товары, которые ввозятся для вывоза в другие страны, не наносят ущерба, но выгодны государству, увеличивая таможенные доходы и торговлю, и дают занятия подданным. Это в особенности и составляет славу ост-индской торговли, которая доставила королевству в течение пятнадцати месяцев не только такое количество пряностей, которое соответствует потребности для этого времени, но также и излишек на сумму более двухсот пятнадцати тысяч фунтов стерлингов, который был вывезен за границу. Так пусть же все люди судят насколько больше мы сможем впоследствии вывозить, когда к пряностям мы присоединим (с божьей помощью) бесконечную стоимость шелка-сырца, индиго, хлопчатобумажных тканей и другие товары, которые мы можем получить в обмен на сукно, свинец, олово и другие наши товары к обогащению нашего государства и увеличению его товарных фондов.
В заключение скажем: мы не должны избегать ввоза иностранных товаров, но скорее взнуздать наши собственные склонности, чтобы быть умеренными в потреблении товаров.
В противном случае, хотя ост-индская торговля, в частности, является великолепным способом увеличить количество денег, которые мы туда ежегодно вывозим и которые мы выручаем в пятикратном размере в виде богатых товаров, могущих быть быстро превращенными в деньги, однако, мы не сумеем быть экономными в потреблении этих индийских товаров и вывозить излишек их за границу для получения денег, наша торговля не сумеет обеспечить нас деньгами.
Вывоза индийских и наших местных товаров будет в этом случае недостаточно, чтобы покрыть наши излишества и чрезвычайное потребление заграничных товаров.
Чрезмерное потребление иностранных товаров приведет к перевесу ввоза над вывозом. Поскольку за последнее время число населения в этом государстве быстро увеличивается (как за счет англичан, так и иностранцев), то вследствие этого потребляется и тратится все большее количество отечественных и иностранных товаров - двоякий способ уменьшения богатства государства, 18 постольку всем нам в целом и каждому в отдельности следует напрячь все силы ума и сообразительности для того, чтобы помочь увеличению естественного богатства страны с помощью труда и развития ремесел:
ведь у нас достаточно сырых материалов для производства материй и других вещей, которые ежедневно ввозятся к нам из чужих стран к большой выгоде иностранцев и к неменьшему ущербу для нас. Не должны мы пренебрегать и богатствами, которые нам дают наши моря, тем более что другие народы своим трудом добывают из морей большие богатства.
Заботливое осуществление всех этих мероприятий полностью обеспечат бедняков и очень увеличит запасы товаров в нашем королевстве. Кроме того, мы должны тщательно избегать излишеств в еде и одежде, которые выросли до такого размера почти у всех классов народа, превышая их возможности, что это не имеет примера в прежнее время.
Мне не нужно излагать подробно эти злоупотребления, так как они слишком хорошо известны. Уверен, что мудрость нашего правительства постарается это увидеть и исправить к вящей славе божией, чести короля и ко благу государства.
Аминь.


Комментарий И. Плотникова
Томас Ман (1571-1641 гг.) в своем памфлете Рассуждение о Торговле Англии с Ост-Индией (1621 г ) впервые формулирует основные принципы меркантилизма в Англии. Маркс писал о Мане в гл. 10 второй части Анти-Дюринга: "Это произведение (Рассуждение о торговле Англии с Ост-Индией. - И. П.) имеет уже в первом издании то специфическое значение, что оно направлено против первоначальной, защищаемой еще тогда в качестве государственной практики, монетарной системы, поэтому является сознательным обособлением меркантилизма от материнской системы. Уже в своем первоначальном виде это произведение выдержало много изданий и оказало непосредственное влияние на законодательство. В совершенно переработанном автором и появившемся лишь после его смерти издании 1664 г. под названием Богатство Англии во внешней торговле ("England's treasure by forreign trade") оно осталось для последующего столетия евангелием меркантилизма (курсив наш. - И. П.). Если у меркантилизма можно найти создающее эпоху произведение, то им несомненно является это произведение" (стр. 247). Ман был членом правления знаменитой Ост-Индской компании и правительственного торгового комитета (Commission of trade). В предисловии к "England's treasure by forreign trade" Джон Ман писал о нем: "В свое время он пользовался большой славой среди купцов и хорошо известен был большинству деловых людей, благодаря большому опыту в делах и глубокому пониманию торговли". Его основное произведение - "Богатство Англии во внешней торговле" (6 изданий в XVII и XVIII вв.) А. Смит упоминает в Богатстве народов, где пишет: "Само название книги Мана... стало основным положением политической экономии (той эпохи. - И. Л.) не только в Англии, но и во всех других торговых странах". Кроме двух названных нами и помещенных в сборнике произведений Мана, ему же принадлежит содержащая те же основные идеи Петиция лондонских купцов, торгующих с Ост-Индией, представленная палате общин в октябре 1628 г. Между двумя произведениями Мана: Рассуждение о торговле Англии с Ост-Индией и Богатство Англии во внешней торговле - большое различие не только внешнее, но и внутреннее. Первое произведение в основном представляет апологию и защиту ост-индской торговли против нападок на нее с разных сторон (сторонников монетарной системы и защитников торговли с Левантом). Основные положения меркантилизма высказываются лишь попутно. Напротив, во втором памфлете автор не касается непосредственно ост-индской торговли, а систематически излагает меркантилистическое credo, критикуя сторонников монетарной системы. Первый памфлет представляет интерес еще в том отношении, что он дает довольно отчетливое представление о первых двух десятках лет английской торговли с Ост-Индией (первая поездка в Ост-Индию была организована в 1600 г.;. Сравнение Маном двух путей следования индийских товаров в Европу (по суше от Персидского залива до берегов Малой Азии через турецкие владения и морской путь вокруг Африки от Персидского залива) ясно показывает тот переворот в торговых путях, который привел к упадку итальянские города (а заодно и Левантийскую компанию в Англии) и к экономическому возвышению европейские государства, примыкающие к Атлантическому океану. Интересны также сведения о размерах этой торговли, ее содержании, ценах и т. п.

ТОМАС МАН
Дата опубликования: 20.06.2010


Понравилась статья?

Размести ссылку на нее у себя в блоге или отправь ее другу
http://analysisclub.ru/index.php?page=schiller&art=2204"


Ключевые слова статьи "РАССУЖДЕНИЕ О ТОРГОВЛЕ АНГЛИИ С ОСТ-ИНДИЕЙ" (раздел "Общие материалы"):

торговля флот серебро

Семинары

Предзаказ записей
семинаров


23-24 ноября для членов КЭЛ и подписчиков
состоится акция
ЧЁРНАЯ ПЯТНИЦА: -50% НА ВСЕ ВЗНОСЫ


1-7 декабря на Тенерифе
(Канарские острова)

УПРАВЛЕНИЕ
в потоке рисков

зимний семинар КЭЛ


16 декабря в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

СТАЛЬНЫЕ ШПИЛЬКИ


 

17 декабря в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

СТАЛЬНЫЕ ЯЙЦА

 

30 последних статей
01.06.2014
Кто с кем и за что воюет на Украине?
22.02.2014
Лев Гумилёв и Министерство обороны СССР
30.01.2013
Карта дня: Антисемитизм в Германии «передаётся по наследству»
10.01.2013
"Шведская" семья идеальна для здоровья
26.11.2012
Берия
26.08.2012
Ваучер: 20-летие жёлтого билета
13.08.2012
Государство диктатуры люмпен-пролетариата
06.08.2012
Исповедь экономического убийцы
20.06.2012
К программе Нетократической Партии России
11.06.2012
Дело Тухачевского
15.05.2012
Скандинавский социализм глазами норвежца
23.04.2012
Речь Андреаса Брейвика на суде
30.01.2012
Измена 1941 года
28.12.2011
М. Делягин. Глобализация -16
27.12.2011
Постиндустриальное общество (выдержки из книги Иноземцева) №18
26.12.2011
Россия на перепутье – 14
25.12.2011
Первый после Бога
25.12.2011
Частные армии
25.12.2011
О философичности российского законодательства и неразберихе в умах
23.12.2011
Мифы совкового рока
23.12.2011
Аналитики о перспективах России
23.12.2011
Территориальные претензии Финляндии к России
22.12.2011
Марго и Мастеришка
22.12.2011
По следам маршей
22.12.2011
Смерть нации
22.12.2011
Война судного дня
21.12.2011
Новое Утро Магов
21.12.2011
М. Делягин. Глобализация -15
20.12.2011
Путин как лысая обезьяна
20.12.2011
Перес помогает антисемитам переписывать историю Холокоста


Аналитический Клуб - информационный анализ и управление
[информация, психология, PR, власть, управление]


Copyright © Евгений Гильбо 2004-2017
Copyright © Алексей Крылов 2004-2017
тех. служба проекта

time: 0.0115389823914