Аналитический клуб: анализ информации, управление, психология, PR, власть
Аналитический Клуб
 · О проекте
 · Полиси
 · Авторские Права
 · Правила анализа
 · Архив рассылки
 · Контакты
 · ФОРУМ
Библиотека
 · Общие материалы
 · А.Г.Степаненко
 · Что случилось 11 сентября?
 · Сталин и его время
 · Деградация РФ
 · Противостояние: ВОСТОК - ЗАПАД
 · Россия и Китай
 · Социальные кризисы
 · Военное обозрение
 · История и ее авторы
 · Легендарная эпоха
 · Площадь Свободной России
 · Разное
On-Line
 · Nucleus - бесплатные рассылки
 · Русский бизнес-клуб (РБК)
ШЭЛ
 · Дистанционное образование
 · Стоимость обучения
 · Наука лидерства
 · Лекции вводного курса
Счетчики
Разное об интересном, интересное о разном

Разное об интересном, интересное о разном

Как окоротить Майкрософт


О неотложных мерах антимонопольного регулирования деятельности корпорации Майкрософт в РФ
Открытое письмо Президенту Российской Федерации В.В.Путину

Обратиться к Вам с настоящим открытым письмом меня побудила видимая недооценка руководством страны нарастающей с экспоненциальной скоростью проблемы, которая в ближайшее десятилетие неизбежно станет одной из важнейших для национальной экономики, а уже в ближайший год-два окажет существенное влияние на ход политических процессов в стране и будет определять взаимоотношения политических сил с наиболее перспективным и наименее подконтрольным власти постиндустриальным сектором российской экономики. Речь идет о взаимоотношениях российского Правительства с компанией Майкрософт и о последствиях этих отношений для развития постиндустриального сектора российской экономики, а значит – и об экономических перспективах России в целом, о взаимоотношениях с властью замкнутого почти целиком на постиндустриальный рынок среднего класса. Для Вас может также представлять интерес краткосрочный аспект проблемы, связанный с выборным циклом 2007-2008 годов.
В настоящее время имеют место активные атаки компании Майкрософт на потребителей базового программного обеспечения в России, активно поддержанные российскими властями. Эти атаки вызывают мощное общественное возмущение и недовольство властью в целом со стороны большей части населения младше сорока лет. Представители партии «Единая Россия" не раз высказывали мнение, что эти протесты представляют собой искусственно организованную кампанию.В действительности же эти протесты имеют под собой серьезнейшие и массовые экономические интересы.
*
Итак, в чем же заключается невольная или злонамеренная ошибка тех, кто поддерживает сегодня атаки Майкрософт на российского потребителя и принимает законы, которые формируют неустранимый антагонизм власти и наиболее экономически активного поколения? Она заключается в некорректном рассмотрении проблемы с точки зрения авторского права и прав интеллектуальной собственности, в то время к случаю с деятельностью компании Майкрософт на российском рынке ни эти категории, ни это законодательство применяться не могут. В действительности речь идет о в чистом виде проблеме антимонопольного регулирования деятельности иностранной компании.
Майкрософт не является автором того программного обеспечения (ПО), официальным распространителем которого является. Вопрос авторских прав на это программное обеспечение весьма сложен, а взаимоотношения Майкрософт с разработчиками регулируются весьма спорными правовыми документами, которые не позволяют признать Майкрософт несомненным обладателем авторских прав на это ПО, хотя и делают его официальным распространителем этого ПО. Это правовое положение делает Майкрософт монополистом именно в сфере торговли ПО.
Таким образом, применение к случаю Майкрософт законодательства об авторском праве и связанного с ним законодательства об интеллектуальной собственности не является корректным. Более того, Майкрософт не является монопольным обладателем ПО, а только монопольным распространителем. Это монопольное право поддерживается искусственным образом, при помощи не экономических, а силовых и юридических мер.
О чем идет речь? Прежде всего, Майкрософт поддерживает легенду о «закрытом коде Windows», то есть о том, что содержит в секрете исходный текст программ, из которых сформирован исполняемый код операционной системы. В действительности это невозможно было бы обеспечить в принципе, так как эта операционная система в значительной степени разрабатывалась на основе аутсорсинга за пределами США: например, до четверти объема функциональности реализовано в России. Кроме того, Майкрософт является объектом промышленного шпионажа, в результате которого код Windows стал общественным достоянием еще в прошлом веке, а его изменения покидают пределы компании раньше, чем новый вариант ОС попадает на рынок.
Это связано, прежде всего, с тем, что корпоративные потребители не могут мириться с низким качеством поставляемого монополистом ПО, делающим его непригодным для использования в их интересах. В связи с этим они своими силами производят доработку и оптимизацию этого кода, создавая более надежные и требующие на порядок меньше вычислительных ресурсов варианты операционной системы, сохраняя от Windows лишь ее функциональность. Однако, поставлять свой более качественный продукт на свободный рынок и таким образом конкурировать с монополистом они не могут, так как монопольное положение Майкрософт защищено законодательно, и распространение продукта на основе Windows пресекается силой государств. Обладатели более эффективного продукта вынуждены скрывать сам факт обладания им.
Таким образом, монопольное положение Майкрософт на рынке обеспечивается только законодательным ограничением конкуренции в сфере производства операционных систем и продуктов на их основе. Майкрософт поставляет не ПО (его поставщиков много, а его копирование не составляет проблемы), а лишь – в качестве официального распространителя - поставку лицензий на использование этого ПО и право доступа к его автоматическому обновлению. По сути, Майкрософт торгует правовым продуктом на основе ПО. А само существование этого продукта определяется исключительно признанием, поддержкой и правовой защитой его Государством.
*
Майкрософт не является обычным субъектом гражданского права, так как занимает монопольное положение на российском рынке программного продукта. В США, например, где Майкрософт находится в аналогичном положении, к нему применяется весьма широкий инструментарий монопольного регулирования, включая определение цен и коррекцию рыночной стратегии. Российская Федерация имеет право на аналогичное регулирование, тем более, что Майкрософт не является национальной компанией и ее монопольное положение на российском рынке целиком зависит от правовой поддержки Российской Федерации.
Мы видим, что государство США поддерживает монопольное положение Майкрософт на условиях исполнения этой компанией требований к ней, как к монополисту, в защиту национального потребителя. Интересы зарубежного, в том числе российского, потребителя, разумеется, американское государство защищать не обязано. В то же время государство Российская Федерация осуществляет правовую защиту монопольного положения Майкрософт безусловно, не предъявляя никаких условий антимонопольного регулирования в защиту интересов национального потребителя (о производителе речь вообще не идет).
Такое положение создает весьма сильную социальную напряженность. Потребитель не имеет доступа к продукции монополиста на приемлемых для него условиях, а отсутствие конкуренции на рынке вынуждает его обращаться к нелегальному, неофициальному поставщику ПО, что порождает глубокий правовой нигилизм на этом секторе рынка в целом. С другой стороны, Майкрософт, пользуясь коррумпированностью правоохранительных органов РФ, периодически организует выборочные атаки на потребителя, с избирательным применением уголовного и гражданского законодательства, неосновательно применяя законодательство о защите интеллектуальной собственности, что создает обстановку критического произвола и вырабатывает враждебность к государству у всех, чьи интересы идентифицируют его с положением жертв произвола (то есть всего трезвого населения РФ в возрасте моложе 40 лет).
Экономические последствия такого положения в среднесрочной перспективе выглядят еще плачевнее, чем текущие социальные и политические последствия. Речь идет о наиболее бурно развивающемся во всем мире секторе экономики, о локомотиве экономического развития в постиндустриальном мире. Речь идет о секторе, который ежегодно дает рост в десятки процентов и обеспечивает 60% прироста мирового валового продукта. Речь идет о секторе, рост которого в России достигает 80-100% в год, и который уже сегодня имеет обороты, сравнимые с оборотами нефтегазового сектора, а после падения мировых цен на углеводороды станет ведущей экономической макрогенерацией.
Положение Майкрософт и ряда других монополистов на этом рынке позволяет им регулировать как уровень экономического развития России, так и уровень ее конкурентоспособности на мировом рынке в целом. Для пояснения этого положения замечу, что конкурентоспособность промышленных товаров, например, определяется не параметрами производства, а параметрами механизма продвижения товара на рынки, в котором информационные технологии сегодня играют абсолютно определяющую роль. Закрывая российским разработчикам легальный доступ к распространяемому им ПО на приемлемых условиях, Майкрософт пресекает развитие в России наиболее прибыльных отраслей экономики, обрекая тем самым русских на нищету в среднесрочном и долгосрочном периоде.
Вся эта деятельность Майкрософт невозможна без государственной поддержки на всех уровнях: законодательном, правительственном, со стороны правоохранительных органов. Получая эту поддержку, опираясь на нее, Майкрософт по сути ведет атаку на будущее целого поколения..
Как известно, стремление Майкрософт регулировать развитие России распространяется не только на экономическую, но и на глобальную социальную сферу. Скандальная история с привлечением к суду сельского учителя, использовавшего поставленные его школе по государственной линии компьютеры с ПО, которое Майкрософт счел контрафактным, показывает, что Майкрософт намерен взимать неприемлемо высокую плату за сам факт обучения русских детей информационным технологиям, заблокировав таким образом доступ детей к ним. Это неприемлемо с точки зрения национального развития России.
Кроме того, в этой истории обращает внимание то, насколько Майкрософт пренебрежительно относится к имиджу и интересам тех сил, ресурсы которых использует для поддержания своей монопольной деятельности. Тот ущерб, который эта история нанесла имиджу «Единой России» и государственного аппарата, вряд ли зависит от того, какой приговор в этом деле последует. Сам факт этого дела показал, что власти прямо и активно действуют против национальных интересов, против коренных интересов широких слоев населения, избирательно применяя законодательства для их терроризирования. Если до этой истории проблему осознавали только непосредственно страдавшие от действий Майкрософт слои среднего класса, то теперь его осознание становится массовым. При этом широкие слои населения мало способны различать, являются ли эти факты результатом государственной политики или просто коррупции – в любом случае осознание враждебного характера деятельности государства становится фактом общественного мнения.
*
Так или иначе, проблема нарастает экспоненциально, и решать ее придется. Наихудшим сценарием развития ситуации окажется тот, при котором существующее Правительство окажется неспособным решить его в сроки, пока ситуация не начнет развиваться по логике политического кризиса. Однако, сейчас еще есть и время и ресурсы для спокойного и своевременного разрешения ситуации. Разрешена она может быть набором стандартных инструментов монопольного регулирования, которые Антимонопольный комитет РФ должен был бы применить еще в прошлом веке. Необходимы также законодательные меры антимонопольного регулирования.
Первым и очевидным инструментом такого регулирования является ценовое регулирование рыночной политики монополиста. Существующие цены на ПО Майкрософт (и некоторых других монополистов) сформированы на основе реалий американского рынка, и не отражают реальность российского внутреннего рынка ПО. Цены, которые предписаны Майкрософту американскими регулирующими органами, не намного превышают те равновесные цены, которые сложились бы на американском рынке ПО в условиях совершенной конкуренции, которую государство США ограничивает в пользу этой монополии. Это является справедливым решением.
С другой стороны, цены на ПО, которые сложились бы в условиях совершенной конкуренции на российском рынке, существенно отличаются от американских в силу совершенно иной структуры издержек производства ПО и предпочтений потребителя. В частности, многие российские производители ПО поставляют сегодня на внутренний рынок специализированные программные комплексы, сравнимые по мощности с операционной системой Windows и другими продуктами Майкрософт, и цены на эти программные комплексы на порядок ниже цен на ПО Майкрософт при том, что их объемы продаж из-за специализации существенно ниже. Неспециализированное ПО стоило бы еще существенно дешевле.
В этих условиях регулирующие органы РФ должны либо отказаться от поддержки монопольного положения Майкрософт на российском рынке, и объявить юридически ничтожными те правовые инструменты, которые это монопольное положение обеспечивают, либо по примеру регулирующих органов США предписать Майкрософту те цены, которые были бы близки к уровню, который мог бы сложиться на российском рынке в условиях совершенной конкуренции.
Например, для продукта Windows Vista цена лицензии на конкурентном рынке вряд ли могла бы превысить 500-600 рублей, в то время как сегодня Майкрософт хочет назначить цену 5-15 тысяч рублей на разные модификации этого продукта. Аналогичная ситуация по другим продуктам базового ПО. Такой уровень цен неприемлем не только для отечественного потребителя, но и для национальной экономики в целом. По сути, российская экономика, если принять полностью условия Майкрософт, должна была бы отдать монополисту за право использования базового ПО от 100 до 300 миллиардов рублей, что сопоставимо с социальными расходами бюджета. Причем отдать эту сумму Россия должна была бы за то, что Российское государство бесплатно оказывает Майкрософт правовые услуги по ограничению конкуренции и поддержанию ее монопольного положения.
Такая ситуация абсурдна, если предположить, что Правительство РФ защищает не только интересы иностранных монополий, но хотя бы в малой степени и интересы национальной экономики. Было бы разумно ограничить право монополиста продавать свои лицензии исключительно за экономически обоснованную цену не более 500 рублей за лицензию на Операционную систему, не более 600 рублей за базовое офисное приложение и так далее. Лицензии на предыдущие варианты операционной системы не должны быть дороже 200 рублей.
Замечу, что экономические интересы Майкрософт от такого ограничения не пострадают. По экономически обоснованной цене покупать ПО у официального поставщика предпочтут все потребители, исчезнет черный рынок этой продукции, общая выручка от продаж миллионов лицензий по этой цене существенно превысит те скромные объемы продаж, которые Майкрософт имеет в России сейчас. Нежелание Майкрософт пойти по этому пути добровольно вызвано тем, что его интересы в России носят не экономический характер, и направлены не к максимизации прибыли, а к максимальному ограничению развития национальной высокотехнологической индустрии.
Следующим инструментом антимонопольного регулирования должно стать требование отказа на российском рынке от поставок ПО с частично заблокированной функциональностью. Примером такого «инвалидизированного» ПО являются сегодня четыре из пяти вариантов поставок Windows Vista. Такие поставки стимулируют взлом блокировок и формируют рынок средств взлома. А поскольку Государство принимает на себя обязательство с производством средств взлома бороться, то и любую рыночную стратегию, которая его стимулирует, оно обязано пресечь в корне.
Кроме того, оказывая Майкрософт правовые, силовые и прочие услуги по поддержанию его положения монопольного официального распространителя ПО, Государство вправе требовать поддержки Майкрософтом его социальной политики. В частности, речь идет о социальных поставках ПО, то есть о поставках по государственным программам ПО для нужд образовательных, медицинских учреждений, организаций по работе с детьми и т.п. Государство должно обязать монополиста поставлять ограниченное количество лицензий на ПО для этих учреждений по социально низким ценам.
Регулирование деятельности монополиста должно быть законодательно оформлено. В случае отказа монополиста от выполнения Закона РФ Государство должно отказаться от правовой поддержки и силовой защиты всего инструментария обеспечения монопольного положения Майкрософт на рынке.
*
Какой может быть политика в случае отказа Майкрософт от работы на условиях государственного монопольного регулирования его рыночной стратегии? Существует ряд простых мер, которые позволят в течение нескольких лет обеспечить собственные интересы без учета интересов монополиста.
Первой такой мерой должен быть отказ от признания прав Майкрософт на спецификации функциональности и сам программный код тех продуктов, официальным распространителем он сегодня является. В этом случае появится возможность выхода на рынок усовершенствованных вариантов операционных систем с функциональностью Windows. Эти варианты будут несравненно дешевле и благодаря конкуренции они не будут иметь тех недостатков продукта, к которым привёл запрет на легальную продажу альтернативных продуктов той же функциональности (высокая ресурсоемкость, большое количество ошибок, неоптимальная передача данных и т.п.). В результате сложится конкурентный рынок, на котором установится экономически обоснованная цена продукта.
Майкрософт может быть допущен на этот рынок со своей продукцией на общих основаниях, без привилегий единственного официального распространителя и единственного обладателя патентов на брэнд, функциональность и оформление. Условием допуска на рынок как Майкрософт, так и других поставщиков должно быть предоставление компетентным органам полного программного кода поставляемых продуктов для получения экспертного заключения об отсутствие в оных модулей, осуществляющих незаконный сбор персональных данных.
Должна быть разрешена свободная конкуренция в сфере технической поддержки любых программных продуктов, в том числе и Windows, поставляемой Майкрософт. Сайт Майкрософта потеряет, таким образом, положение монопольного поставщика обновлений. Кроме того, все поставщики должны быть обязаны бесплатно и безусловно поставлять обновления своих продуктов, которые связаны с устранением выявленных ошибок или направлены на устранение выявленных недоработок в системе безопасности.
Кроме того, Российская Федерация могла бы выступить инициатором соглашения России, Китая, Индии и Бразилии по правовому обеспечению совершенной конкуренции и прав потребителя программного обеспечения, открытого для подписания любыми другими странами.
*
Понятно, что список возможных мер существенно шире, но понятно также, что даже этих первых шагов было бы достаточно для разрешения проблемы и существенного снижения угрозы национальным интересам России в сфере экономики и безопасности. Вопрос лишь в том, почему эти меры не предпринимаются правительством?
Наиболее распространенное в обществе объяснение этого факта глубокой коррумпированностью аппарата правительства, правоохранительных органов и правящей партии вряд ли может объяснить проблему целиком. Кроме того, я по роду работы неплохо осведомлен о лоббистских возможностях российского представительства Майкрософт: они крайне далеки от того, чтобы тотально коррумпировать аппарат и полностью определять государственную политику в этом вопросе.
Другое распространенное объяснение такого положения дел - глупостью Правительства - вряд ли приемлемо: меры эти относятся к числу общеизвестных, да и обсуждаются в прессе довольно давно, я сам об этом пишу в российской прессе с 1994 года, так что решение проблемы имеется в распоряжении Правительства вне зависимости от его умственных способностей.
Мне представляется, что главную роль в проведении антинациональной политики в этом вопросе играет недооценка проблемы как таковой, вызываемая инерцией мышления. Когда я в 1994 году впервые писал об этой проблеме и необходимости мер монопольного регулирования в отношении Майкрософт, сама проблема еще не имела определяющего общественного значения в силу микроскопичности объемов в России того рынка, который затрагивала. За прошедшие 14 лет ситуация в экономике изменилась коренным образом.
В настоящее время постиндустриальные рынки имеют в глобальном масштабе триллионные обороты. В масштабе российского рынка – многомиллиардные. Власть в России еще не выработала адекватных механизмов взаимодействия с бизнесом в рамках этого нового рынка, в силу чего значение этого сектора для пополнения бюджета не стало столь же существенным. С другой стороны, и бизнес этой сферы еще не выработал ясного осознания своих интересов и механизмов воздействия на власть, в связи с чем масштаб влияния денег и социальной активности этой экономической макрогенерации на процесс выборов и лоббирования интересов был невелик. Эта ситуация нивелировалась высокими доходами от экспортных поступлений добывающих отраслей, которые обеспечивают доходы бюджета. Однако, отсутствие опоры государства в целом и бюджета в частности на наиболее перспективные экономические сектора означает неизбежность как бюджетного, так и политического кризиса сразу же после падения цен на углеводороды.
В этих условиях нарастание остроты проблемы монопольного произвола на рынке программного обеспечения неизбежно повлечет резкое ускорение консолидации интересов широкого спектра социальных слоев, так или иначе кровно заинтересованных в нормализации ситуации на этом рынке и установлении экономически обоснованных цен. Это будет означать выход на политическую сцену новой политической макрогенерации. Решение проблемы неизбежно из административной сферы перейдет в политическую, что не будет способствовать стабильности государства.
В целях избежания такого развития событий Вы могли бы выступить в защиту интересов российского потребителя ПО и использовать свое влияние на Правительство и партию Единая Россия в целях изменения их политики в этом вопросе от антироссийской к российско-ориентированной. Для этого Вы могли бы потребовать от Правительства разработки и внесения в Государственную Думу, а от Государственной Думы принятия Закона о регулировании деятельности монополий в сфере производства и распространения Программного обеспечения. Вы могли бы также потребовать от правоохранительных органов прекращения практики неосновательного и избирательного применения законодательства о защите прав интеллектуальной собственности и авторского права к случаю торговли лицензиями монополистов, включая компанию Майкрософт, который должен регулироваться исключительно специальным антимонопольным законодательством. Можно надеяться, что Ваш авторитет в этом случае перевесит влияние коррупции и связанных с черным рынком ПО интересов правоохранительных структур.
Зная мою репутацию бизнес-консультанта, и Вы, и сотрудники Вашей администрации, вполне можете осознать, что предлагаемое конструктивное решение этой проблемы окажется выгодным для Вас не меньше, чем той макроэкономической генерации, к публичной защите интересов которой я теперь приступаю. Этим обращением я призываю Вас стать союзником наступающего уже будущего, выступить проводником наиболее перспективных национальных интересов.
Опыт истории учит, что всякому, кто противодействовал будущему, неизбежно представлялся повод убедиться в ошибочности такого подхода. Жаль только, что из исторического опыта нечасто извлекают уроки.

С уважением
Евгений Гильбо

Евгений Гильбо
Дата опубликования: 13.02.2007


Понравилась статья?

Размести ссылку на нее у себя в блоге или отправь ее другу
http://analysisclub.ru/index.php?page=miscell&art=2486"


Ключевые слова статьи "Как окоротить Майкрософт" (раздел "Разное об интересном, интересное о разном"):

Microsoft Майкрософт

Семинары

Предзаказ записей
семинаров


 

1-7 декабря на Тенерифе
(Канарские острова)

УПРАВЛЕНИЕ
в потоке рисков

зимний семинар КЭЛ


16 декабря в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
СТАЛЬНЫЕ ШПИЛЬКИ

17 декабря в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
СТАЛЬНЫЕ ЯЙЦА

30 последних статей
01.06.2014
Кто с кем и за что воюет на Украине?
22.02.2014
Лев Гумилёв и Министерство обороны СССР
30.01.2013
Карта дня: Антисемитизм в Германии «передаётся по наследству»
10.01.2013
"Шведская" семья идеальна для здоровья
26.11.2012
Берия
26.08.2012
Ваучер: 20-летие жёлтого билета
13.08.2012
Государство диктатуры люмпен-пролетариата
06.08.2012
Исповедь экономического убийцы
20.06.2012
К программе Нетократической Партии России
11.06.2012
Дело Тухачевского
15.05.2012
Скандинавский социализм глазами норвежца
23.04.2012
Речь Андреаса Брейвика на суде
30.01.2012
Измена 1941 года
28.12.2011
М. Делягин. Глобализация -16
27.12.2011
Постиндустриальное общество (выдержки из книги Иноземцева) №18
26.12.2011
Россия на перепутье – 14
25.12.2011
Первый после Бога
25.12.2011
Частные армии
25.12.2011
О философичности российского законодательства и неразберихе в умах
23.12.2011
Мифы совкового рока
23.12.2011
Аналитики о перспективах России
23.12.2011
Территориальные претензии Финляндии к России
22.12.2011
Марго и Мастеришка
22.12.2011
По следам маршей
22.12.2011
Смерть нации
22.12.2011
Война судного дня
21.12.2011
Новое Утро Магов
21.12.2011
М. Делягин. Глобализация -15
20.12.2011
Путин как лысая обезьяна
20.12.2011
Перес помогает антисемитам переписывать историю Холокоста


Аналитический Клуб - информационный анализ и управление
[информация, психология, PR, власть, управление]


Copyright © Евгений Гильбо 2004-2017
Copyright © Алексей Крылов 2004-2017
тех. служба проекта

time: 0.0168759822845